Религия как почва для семейных скандалов

Июль 23, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Избранные публикации "МТ", Общество / Карьера / Хобби.

Две истории о выборе веры

Мы живем в толерантной и веротерпимой стране, где выбор религии закрепляется за каждым. Принятие веры – сугубо индивидуальный выбор, и мы не вправе осуждать человека, что он исповедует ислам, христианство или буддизм, а то и вовсе атеист. Но в идеале все совсем не так…

Например, непросто ситуация складывается в семьях. Очень часто уход в другую веру сына или дочери является почвой для скандалов, слез и истерик. Неужели вероисповедание может стать причиной раздора в семье? Подчас да.

Ислам. На пути к вере

Сергею 17 лет. В его семье родители не придерживаются какой-либо религии: отец – русский, мать – татарка. Три года назад он начал ходить в мечеть.

– Я никогда не задумывался о религии, но, видимо, судьба так распорядилась, что я стал мусульманином, – вспоминает Сергей.

– Принять ислам мне помог мой друг, Мансур, который больше года ходил в мечеть. Помню, однажды мы целый день шатались по улице и когда проходили мимо мечети, Мансур предложил зайти внутрь. Я согласился. Внутри мечети был маленький холл, где сидел охранник. Я расположился там, а Мансур пошел читать ахшам (вечернюю молитву). На следующий день я снова пришел. Поначалу просто сидел в этом холле, слушал и смотрел, как читают намаз, как говорят азан и призывают всех к молитве. В мечети были юноши, которые закончили медресе. Я познакомился с ними. Они начали объяснять мне суть ислама (вера без знаний основ своей религии и науки превращается в слепой фанатизм), рассказывали истории из Корана. Слушая суры из аятов, стал задумываться о своей жизни, начал понимать, что ислам – это для меня путь к истине. И так получилось, что я стремился пойти в мечеть, как только выдавалось свободное время. Я начал изучать арабский язык.

Мансур же каждое лето ездил в исламский лагерь для детей, где закладывали и укрепляли основы и правила исламской религии. По приезду он рассказывал о знаниях, полученных там. Как-то раз, после его рассказов о чудесах, описанных в Коране, я попросил доказательства, что все это имело место быть. Он принес мне фильмы, где доказывались слова из Священной книги с научной точки зрения. После просмотра у меня не осталось никаких сомнений. Я принял ислам.

О том, что я хожу в мечеть, знали немногие: друзья и сестра. Только через неделю я решил открыть свою тайну маме. Мама восприняла вполне адекватно и сказала: «Хорошо. Это твоя жизнь, распоряжайся ею как хочешь. Надеюсь, это твой осознанный шаг. Только не ходи часто. Тебе 14. Ты еще многого не понимаешь». Я стал бывать в мечети через день. Однако самое страшное было впереди – разговор с отцом. Понимал, что нужно сказать ему, но оттягивал этот момент. Я боялся признаться, что стал мусульманином, поэтому ему сказала мама. Он был вне себя от ярости. Нет, он не кричал и не бил. Его ярость выражалась по-другому. Он поддевал меня своими вопросами, содержащими сарказм и презрение. Обычно он спрашивал: «Что, в мечеть ходишь? Моджахедом сделался? Как же ты проживешь без сала и колбасы?» Хотелось нагрубить отцу, но ислам учит быть терпеливым. Я ничего не говорил в ответ. Отец пытался отговорить меня от ислама. Однажды он спросил: «Почему ты его принял? Если ты хочешь быть ближе к богу, давай окрестим тебя!» Я отказался.

С принятием ислама у Сергея изменились многие привычки. Его отец понимал, что в исламе есть предписания, которым должен следовать правоверный: категорически запрещается употребление спиртного, а его присутствие на столе считается грехом.
– Был день моего рождения. В небольшом кругу семьи мы пили чай с тортом. И вдруг из-под стола папа вытаскивает бутылку водки. Я просил его убрать выпивку и не пить в этот день, но он не слушал и не хотел слышать меня. С криком – «Я пью за твое же здоровье» – залпом выпил стакан. Непонимание вырыло между нами пропасть. Своим поступком он показал, что игнорирует мою жизнь. К тому же в исламе запрещено находиться голым с кем бы то ни было, кроме своей жены. Даже находясь в бане, ты должен прикрывать определенные части тела. По этой причине я не хотел идти в баню. Я сказал об этом отцу, но он решил, что я брезгую с ним мыться. Он строго посмотрел на меня и поставил ультиматум: или я иду с ним, или я ему не сын. Я не пошел.

С тех пор прошло три года. Отец Сергея смирился с выбором сына. Хотя он и продолжает негодовать, но уже не выдает своих чувств открыто. Они избегают разговоров на эту тему, лишь иногда он задает вопросы: «Снова в мечеть, молиться?» Но уже без былого сарказма.

Православие. По стопам матери

Отец Тимура был татарином, мусульманином, и умер, когда ему было семь лет. Его и брата Артура (он младше на пять лет) растила мама.

– Она у нас русская и православная христианка, – рассказывает Тимур. – Родственники со стороны отца постоянно склоняли нас к исламу, хотели сделать нам с братом обрезание, дарили тюбетейки. К нашей матери и к ее вере они относились отрицательно. Хотели, чтобы и наше отношение к христианству стало негативным. Кто-то просто время от времени язвил, а кто-то открыто высказывал, что даже общаться с нашей матерью грех.

В свою очередь, мать своих сыновей никогда ни к какой религии не склоняла. Но однажды ребята осознали, что они православные. Это был их осознанный выбор.

– Я давно хотел креститься, но все как-то не доходило до этого. Когда мне исполнилось 18 лет и пора было идти в армию, в военкомате сказали, процентов 90, что буду служить в Чечне. Ехать на войну некрещеным для меня было уже слишком, и я крестился, а вместе со мной и брат. После крещения ничего не изменилось. Хотя многие татары удивляются, что я крещеный. В армии был интересный случай. Как только мы приехали в часть, нас повели к самому крутому дембелю, он был мусульманин. Собрав весь призыв из Татарстана у своей койки, он стал вещать нам об армейской жизни, говорить, что мы, татары-мусульмане, все братья, и он сделает так, чтоб наш призыв катался как сыр в масле. На что я и еще один парень, по имени Руслан, сказали, что мы крещеные. Тут он насупился и сказал: «Вам придется жить самим по себе и самим подниматься». Мы улыбнулись и вышли.

Родственники по отцовской линии, узнав, что Тимур и Артур крестились, были удивлены. На фоне решения братьев общение с ними свелось к нулю.

– Вот уже больше трех лет мы с ними не общаемся. В целом, к мусульманам у меня хорошее отношение, хотя я твердо для себя решил, что женюсь на русской и обязательно на православной. Так и случилось. Не знаю, почему я принял такое решение, возможно, подсознательно не хотел проблем для своих будущих детей. Решение решением, но если б полюбил мусульманку, куда б я делся-то?

Вместо резюме

Выбор веры – это всего лишь формальный повод для конфликта, ибо причина ссор заключается внутри человека: непонимание и невоспитанность рождают предрассудки.

Разве с уходом одного члена семьи в другую веру многое меняется? Дочь по-прежнему остается дочерью, а сын – сыном. Если человек с принятием какой-нибудь веры, отличной от той, которую исповедуют в семье, перерождается духовно, ему становится лучше, то надо ли препятствовать? Относиться с пониманием и воспитывать в себе уважение и терпение – сложная задача, которую обязаны ставить перед собой родители, если они хотят поддержать и не потерять своих детей.

«МТ»-комментарий
Как следует относиться к переходу из одной религии в другую?
Преподаватель по основам ислама Абдулла хазрат:
– Ислам категорически запрещает переходить мусульманину в другую веру. Если мусульманин отворачивается от ислама, он меняет истину на заблуждение. В Коране написано, что это грех, который заводит человека в ад. Ислам ни в коем случае не навязывается. Человек осознанно должен прийти в нее.
Служитель Храма святого Архангела Михаила отец Александр:
– Поступок человека, добровольно отказывающегося от спасительной благодати божией, то есть уход из христианства, конечно, не может вызывать одобрения Церкви. Она допускает за таких людей молитвы только как о заблудших, впрочем не отказывая им в своей материнской любви. Тем более многие из таковых уходят из христианства, не будучи, по сути, христианами. Уход пациента из больницы до выздоровления – печальное событие для врача, но никто не будет нарушать его свободы, его просто будут жалеть.

Айгуль ШАРИПОВА


Tags: , , , , , , ,

Comments are disabled