Лейсира Фазлиева о работе на ТВ, хиджабе и своем зрителе

Сентябрь 23, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Избранные публикации "МТ", Культура / Шоу-бизнес, Общество / Карьера / Хобби.

«Ислам – это не фанатизм»

Лейсира Фазлиева о работе на ТВ, хиджабе и своем зрителе

Еженедельно она появляется на канале ТНВ, и благодаря ей у людей складывается своеобразный образ современной мусульманки – доброй, обаятельной и деловой. Но как она пришла к соблюдению норм ислама, и что на это повлияло? Корреспондент «МТ» встретилась с редактором и ведущей программы «Нэсыйхэт» («Наставление»).

011

Наша героиня всегда – с самого рождения – считала себя мусульманкой, да и родилась она в семье этнических татар. В советское время информация о религии была недоступна, и ее родители были воспитаны в атеистической среде.

– Когда я начала соблюдать предписания религии, скорее всего, это было своеобразным возвращением в ислам, где считается, что каждый рождается мусульманином, то есть принявшим Аллаха. Но только потом, после рождения ребенка, родители предопределяют ему путь иудея, христианина, либо другой. Тут все зависит от воспитания.

– С тем, что все идет от семьи, нельзя не согласиться. Но как началась твоя история хиджаба?
– Началось все очень просто. Меня назначили на должность редактора духовно-просветительской программы «Н?сыйх?т». Тогда его ведущим был Ришат Хамидуллин, филолог, журналист со стажем и практикующий мусульманин. Кстати, вместе со мной был назначен и новый режиссер Рифат Юсупов, который, как и я, не понимал многих вопросов, касающихся религии. Во время подготовки выпусков передач пришлось много встречаться с имамами, бывать в мечетях и общаться с мусульманскими семьями. Во время таких посещений, как и полагается по исламскому этикету, я надевала платок на голову, но после съемок тут же снимала. Но однажды наступил момент, когда поняла, что не могу лгать своим зрителям. На экране я была в хиджабе, а в повседневной жизни его не носила.

– Что тогда изменилось в твоем отношении к одеянию?
– С того момента я стала покупать себе платки, одежду другого стиля. В этих нарядах стала выходить в люди и появляться на экране.

– Это преобразования в твоей жизни дались тебе тяжело?
– Не скажу, что мне все это удалось легко сделать. Были внутренние переживания, ошибки, потери и борьба с собою. Помню день, когда я в первый раз пошла на работу в мусульманском наряде. На мне была белая блузка, а на голове платок в синий цветочек. Я казалась самой себе очень привлекательной! Про себя думала: видят ли меня окружающие и понимают ли, что мусульманка может быть красивой? Но все это было отголоском из прошлой поведенческой психологии. Ведь только теперь осознаю, что для мусульман наиболее важной составляющей является внутренний мир – красота их души, чистота имана, помыслов, чувств. Обычно красота обязательно проявляется и во внешнем облике человека. Но главное вот в чем: только обладая внутренней чистотой помыслов, любой человек выглядит красивым.

– А как отнеслись к твоему выбору твои родители, родные?
– Я бы не сказала, что они были совсем против таких изменений, но поначалу к моему перевоплощению отнеслись с опаской. Естественно, маму тревожило, не будут ли меня сторониться друзья, коллеги? А вдруг я потеряю работу? Ведь наше общество, тем более их поколение, выросло в безбожии, и не ведало, что такое жить по исламу – по шариату. Но мое решение было бесповоротным.

– Что изменилось после того, как ты стала соблюдать все каноны шариата?
– Это дало мне много положительных эмоций. Это как на море, когда тебя ударяет высокая волна, то от восторга невозможно описать свои ощущения. Хочется измениться и изменить мир вокруг себя. В то же время возникает и категоричность к окружающему, прежде всего к родным. Вот тогда нужно вовремя остановиться и поразмышлять, а не кидаться в волны. Ведь ислам – это не фанатизм, это образ жизни.

– Какой оказалась реакция окружающих, коллег? Они поддержали твой выбор, или непонимание взяло верх?
– Много общаюсь с мусульманками, читаю об их жизни, и многие делятся проблемами на своем пути к исламу. Непонимание близких, негативное восприятие окружающих – это то, с чем многим приходится сталкиваться. Но мне, наверное, повезло как с коллегами, так и с родными. Я никогда не слышала упреков по поводу того, что стала соблюдать требования своей религии. Кстати, именно среди журналистов, в силу их владения информацией, наверное, больше соблюдающих нормы ислама. Журналистика – это достаточно интересная специальность. Я считаю, что если у человека есть возможность проявить себя еще в чем-то, помимо основной специальности, то он обязательно должен это сделать. Но очень важно, чтобы каждый старался быть полезным обществу и мог помочь ближнему своему, ведь это приветствуется и в религии. Я тоже, как и многие люди, стараюсь по возможности быть полезной.

– Совершенствуешь свои познания в исламе?
– Я бесконечно благодарна Всевышнему, что он мне дал возможность работать на телевидении и делать именно такую передачу. Кто знает, может быть, я никогда не смогла бы себя заставить приблизиться к истинным знаниям религии. Хотя как говорят, это не мы решаем. Готовя новые темы программы, телевизионные выпуски, я становлюсь более информированной и все больше приближаюсь, как мне кажется, к познаниям ислама. Ведь как показывает ситуация, понятия у большинства российского населения о мусульманах не самые лучшие. Термины «ислам» и «терроризм» увязываются воедино без малейшего зазрения совести – просто и легко ассоциируются одно с другим. Да и сами мусульмане имеют мало знаний о своей религии. У нас есть уникальная возможность сделать так, чтобы люди стали более знающими, понимали и задумывались над тем, что им говорят. Надо сделать все, чтобы общество увидело, что мусульмане такие же люди, как и все остальные: учатся, работают, но при этом уделяют время и духовной стороне своей жизни. Сейчас учусь читать Коран по всем правилам, но уже в ближайшем будущем планирую выучить арабский язык. На сегодня моя главная цель – это духовное совершенство, достичь которое можно через множество путей.

– Когда тебя узнают на улице, как к этому относишься?
– У меня свой зритель, своя аудитория, а потому не удалось избежать «уличной» популярности. Но я это воспринимаю по-другому: когда узнают и подходят что-то спросить или просто поздороваться, то от такого общения я черпаю определенную информацию. Если человек, посмотрев передачу, что-то извлек для себя полезное – для меня это повод для размышлений. А если что-то я не донесла до него – это урок на будущее.

– Теперь чаще слышен твой голос за кадром. В связи с чем было принято такое решение?
– Если бы наша передача была информационной, то тогда ведущий, несомненно, нужен. А нынешний формат программы «Н?сыйх?т» предполагает закадровый голос, да и к появлению на экране я отношусь теперь уже иначе. Я умею, как мне кажется, задавать вопросы и передавать чувства интервьюируемых, рассказывать об их образе жизни, мировосприятии, потому и был сделан акцент за закадровый формат.

– С кем и на какую тему ты хотела бы сделать передачу? Есть такая творческая мечта?
– К сожалению, мечтать времени не остается. Но я люблю психологию, и мне нравится ловить чувства человека. Меня тянет к жанру беседы, телевизионного очерка, но среди мусульман редко найдешь открытого собеседника. И я таких людей понимаю, потому что вера – это то сокровенное, которое не хочется делить с кем-либо, особенно если это журналисты.

Беседовала Альфия ГАНЕЕВА


Tags: , , , , ,

Comments are disabled