Как наши танкисты немецкие самолеты на гусеницы намотали

Декабрь 9, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Общество / Карьера / Хобби, Страницы из блокнота.

Сегодня в четвертый раз за свою новейшую историю наша страна отмечает День Героев Отечества. Эта дата возрождена в 2007 году в память Дня георгиевских кавалеров (26 ноября по старому стилю), просуществовавшего в Российской империи до октябрьской революции 1917 года. Именно в этот день в 1769 году российская императрица Екатерина II Великая учредила Императорский военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия – высшую воинскую награду империи. Памятная дата – очередной повод вспомнить о подвигах татарстанцев, ковавших Великую Победу над фашизмом. Пусть и не дождавшихся звания героя.

d182d0b0d0bdd0bad0b8d181d182d18b

Говорят, что жизнь намного богаче любой фантазии, и часто преподносит такие сюрпризы, что нарочно не придумаешь. В этом убеждался не раз. А эту историю вспомнил, когда недавно узнал о кончине Георгия Карунина (на фото), бывшего первого секретаря Ленинского райкома КПСС Казани, с которым часто пересекался по работе.

Когда почти сорок лет назад, 28 января 1972 года, в газете «Советская Татария» вышел мой материал «Операция «Малый Сатурн» о танкисте Николае Гудкове, Георгий Иванович позвонил мне и попросил устроить встречу с ним. Вскоре мы уже поднимались по шатким ступенькам деревянного дома, расположенного на улице Островского недалеко от «Детского мира», и оказались в мансардной квартире. Дверь нам открыл сам Николай Гудков, исхудавший от бесконечных операций. Война напоминала о себе каждый день: у него в ногах оставались осколки. Он обрадовался моему приходу и вопросительно посмотрел на моего спутника.

– Георгий Карунин. Один из тех мальчишек, которые встречали ваш танковый взвод на подходе к станице Тацинской, – представился гость.

Николай Михайлович постоял, потом молча обнял гостя, а из глаз потекли слезы. Наконец, он успокоился, усадил нас на шаткие венские стулья и стал вспоминать о той встрече. При этом даже не пожаловался на свое убогое жилище без воды и отопления.

Спецзадание

…На помощь к окруженной 6-й армии Паулюса под Сталинградом спешили моторизованные и танковые дивизии фашистского генерала Манштейна. А с большого аэродрома в районе станицы Тацинской (что в Ростовской области) ежечасно взлетали десятки самолетов, которые по воздушному мосту доставляли попавшим в котел гитлеровским войскам оружие, боеприпасы, продукты, газеты, письма и листовки: «Держитесь, помощь идет!»

Вот тогда-то в ставке Верховного Главнокомандующего Сталина родился план «Малый Сатурн», осуществление которого могло отвлечь врага, шедшего на помощь Паулюсу, и ускорило бы завершение операции по уничтожению окруженной группировки немцев под Сталинградом. Для этой цели был избран танковый корпус генерала Василия Баданова, которому, пройдя по вражеским тылам более 350 километров, предстояло уничтожить вражеский аэродром.

Удивленные фашисты

В морозное утро 17 декабря 1942 года авангард корпуса – 30-я танковая бригада – переправилась через Дон. Сначала она следовала за наступающими частями Красной Армии, а через два дня прорвала оборону врага и помчалась впереди противника по заснеженным дорогам вслед за разведчиками. Жители сел и деревень недоверчиво смотрели на улыбающихся советских солдат на танках, а потом бросались обниматься. Так же растерянно встречали наши танки и мелкие немецкие гарнизоны, бросали оружие, сдавались в плен.

Первое крупное сражение произошло за станицу Маньково-Калитвенскую. По разведданным, там было много войск. Командир бригады подполковник Степан Нестеров применил свой излюбленный прием – отрезал пути отступления врага и атаковал его с двух сторон. С юга первым в станицу ворвался взвод Николая Гудкова. Бой был коротким и ожесточенным. Танкисты и десантники уничтожили около 800 фрицев, захватили много трофея, в их числе 300 исправных грузовиков, тонны горючего. Но короткий отдых после боя был прерван появлением с юга 20 немецких танков с пехотой, которые с ходу атаковали наши войска. После жестокого боя, потеряв 14 машин, немцы отступили.

«Дяденька, сюда нельзя!»

До сих пор внезапность была главным козырем наших танкистов и цель уже близка, но на пути оказалась большая станица Скосырская. Бой за нее превратился в крупное сражение с применением всех видов оружия. Наши окружили станицу со всех сторон, отрезав пути отступления и линии связи. Генерал Баданов приказал никого не выпускать, отсюда совсем близка станица Тацинская. Только на второй день враг был сломлен, но и у нас были потери.

В ночь на 24 декабря подступы к Тацинской были захвачены подразделениями корпуса. Сильный туман помог скрытно подойти к позициям противника. Генерал Баданов приказал, чтобы уже на рассвете захватить аэродром, и чтобы ни один самолет не смог взлететь. Пока развертывалась общая операция по окружению и разгрома гарнизона Тацинской, к аэродрому помчалась тройка танков Т-34 Николая Гудкова, по пути расстреливая немецких солдат. Вдруг из-за горки наперерез танкам выскочили трое мальчишек, которые размахивали руками, требуя остановиться. Старший лейтенант Гудков выглянул из башни.

– Дяденька, сюда нельзя! – заявили ребята.
– Почему?
– Здесь, за бугром, фашистская батарея! Как только начался бой, мы побежали, чтобы вас предупредить.
Это были Георгий Карунин, Гриша Волков, Федя Игнатенко, которые предложили провести танки незаметно по оврагам.

Наперегонки с самолетом

Вскоре танковый взвод Гудкова оказался у самой взлетной полосы аэродрома. Николай Гудков рассказывал:
– Вижу, улетел один «юнкерс», второй, третий уже подруливает. Я тороплю механика-водителя Толстикова. Вот он последним усилием бросил танк на взлетающий третий «юнкерс». Страшный скрежет оглушил нас. Это мы протаранили фашистский самолет. Открыв люк, я увидел, что он со сломанным крылом повалился на бок. Подошедшие танки расстреляли его, самолет загорелся. Увидев, что взлетная дорожка заперта, вражеские летчики разбежались…

…Гарнизон Тацинская был уничтожен. Было убито около 3500 солдат и офицеров, в их числе 1200 летчиков. В ставке Гитлера эта операция вызвала большой переполох, фюрер приказал расстрелять начальника гарнизона, а советских танкистов казнить всех до одного. К концу дня подошли дивизии Манштейна, немцы стали бомбить позиции танкистов. Майор Шишов приказал срочно уничтожить все самолеты. Танки Николая Гудкова и другие машины стали их расстреливать, давить им хвосты гусеницами. На второй день сражение ожесточилось, а в качестве связистов в ней участвовали и те мальчишки. А Гриша Волков погиб, выполняя задание командования. Через день генерал Баданов вывел корпус к своим. В одном из грузовиков был раненый Николай Гудков.

После войны

Залечив раны, он вернулся в корпус, переименованный во 2-й гвардейский, сражался на Курской дуге, освобождал Смоленск, а под Ельней его еще раз ранило. В танковом сражении близ Орши перебило обе ноги. Он был представлен к званию Героя Советского Союза, но награды не дождался – документы «где-то пропали».

Много месяцев он провел в госпиталях Смоленска, Калуги, Казани и никогда не унывал. При возможности встречался с однополчанами: начальником штаба батальона Севастьяновым и механиком-водителем Артемьевым. Придала ему силы и нежданная встреча с Георгием Ивановичем Каруниным, который, увидев, в каких условиях живет ветеран, позаботился, чтобы ему выделили новую квартиру.

Я часто посещал эту семью, и за чашкой чая мы вспоминали лихие военные годы. А вспоминать было что. Изредка в этой квартире на третьем этаже появлялся и Георгий Иванович с букетом цветов и подарками.

Шариф БАЙГИЛЬДИН,
ветеран войны


Tags: , , , , , ,

Comments are disabled