Как минувшая жара пошла на руку браконьерам

Август 26, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Избранные публикации "МТ", Криминал / Проишествия, Общество / Карьера / Хобби, Спорт / Экстрим.

Шашлык из бобра

Как минувшая жара пошла на руку браконьерам

Уходящее лето стало неудачным для рыбалки – вода ушла, водные обитатели перестали брать приманку, да и самому рыбаку сидеть под палящим солнцем не очень-то и комфортно. Другое дело браконьеры. С ними удалось «порыбачить» и корреспонденту «МТ».

134524

Мы идем по руслу реки Малый Кундыш, что в республике Марий Эл, идем буквально пешком – из-за жары уровень воды местами по щиколотку. Речка довольно быстрая, и от этого вода холодная – не успевает прогреться. Ширина реки где-то шесть-семь метров. Казалось бы, откуда тут рыба? Но мой «коллега» Максим, техник по образованию и браконьер по призванию, ведет меня к месту, откуда он начнет свой варварский промысел. На исходном пункте нас ждут еще двое мужчин. Несмотря на жару, все одеты по-походному – ветровки, большие резиновые сапоги. Все они браконьеры.

0031

С места, в которое меня привели, трио решило пройтись с бреднем, захватывая все ямы и заводи мелкой речушки, попутно «уничтожая» всю более-менее крупную рыбу в водоеме. Путь с сетью в руках не близкий – около пяти километров. Да и маршрут опасный: стоит жара, а вокруг горят леса.

– Везде шныряют лесники и милиция, – предупредил меня один рыбак вне закона.

Но ни лесной огонь, ни власти не пугают эту троицу. Выйти на скользкий путь браконьерства, по словам Максима, заставила материальная нужда. Кризис прошелся волной сокращений, зарплату урезали, а есть что-то надо, вот и крутятся люди как могут. Про обратную сторону своего промысла они прекрасно осведомлены, но кушать хочется всегда.

Первый километр

Большим охотничьим ножом один из браконьеров нарезает ржаной хлеб и копченое сало (неплохой перекус для безработных), другой разливает «беленькую» по пластиковым стаканам. После первой же «рюмки» начинаем движение. Идти со всеми мне разрешили только один километр, мотивируя тем, что дальше не самый приятный участок реки, где сплошь коряги.
– Да и вообще мешаться будешь, – парировали мне.

Идем тихо. Глубина воды стала чуть больше. Появилась и первая рыба – окунь и сорожка. Ячейки у браконьеров мелкие, потому и попадается вся мелюзга. Это, конечно, довольно губительно для местной фауны, но от таких набегов варваров-рыболовов водоем не оградить – подобной рыбалкой занимаются очень многие.

Преодолеваем путь довольно быстро, все движения браконьеров четкие и выверенные – без суеты. Двое держат волокуши (шесты, прикрепленные к сети бредня – прим. автора), третий тянет за собой резиновую лодку, в которую речные охотники и складывают свой улов. А он, несмотря на размеры реки, довольно богатый: мы прошли лишь первый километр нашего маршрута, а в резиновой лодке оказалось десяток щук, некоторые из которых дотягивали и до двух килограммов, и около полусотни другой мелкой рыбы. На этом мой путь по колено в воде был закончен, и до конечной точки меня повез на УАЗе некий Геннадий, которого до этого времени с нами не было. На груди у него висела радиостанция, по которой он то и дело связывался с остальными партнерами по «бизнесу».

Серьезная добыча

Водитель отечественного внедорожника поведал, что рыбу ему совершенно не жалко.

– Ее здесь много, – резюмировал Геннадий.

По словам браконьера, в свой рейд они выходят раз в неделю – все время в разных местах. Иногда просто ставят сеть, иногда глушат карбидом, но чаще всего проходят с бреднем, так можно выловить довольно большое количество рыбы.

Хотя «рыбалка» началась около четырех часов вечера, сейчас уже стемнело. Мы вдвоем сидим у костра, а я слушаю, что же они будут делать с уловом. Как оказалось, больше половины уйдет на продажу, остальное будет засолено – сейчас стоит жара, и рыба портится очень быстро. Но и сушеная пойдет на продажу. Теперь мне стало понятно, откуда ее берут бабушки, торгующие семечками и штучными сигаретами.

Наконец вдали забрезжил луч фонаря, показалась браконьерская тройка. Они вышли на берег и вытащили на сушу нагруженную до отказа лодку – щука, окунь и другая разнокалиберная рыба вываливалась за борта.

Венцом браконьерской вылазки стала тушка упитанного бобра, которого, как оказалось, троица убила по пути к нам. Теперь я узнал, почему меня сплавили после первого километра: браконьеры заранее вычислили нору животного и не хотели, чтоб я помешал им в их деле.

– Бобер – серьезная добыча, – пояснил Геннадий.

С их слов, его мех пойдет на шапку, с которой квартет намерился получить не меньше двух тысяч рублей.
– А мясо пойдет на шашлык, – просветили меня. – Завтра и приготовим. Только замариновать его надо будет хорошо – иначе жестковатым окажется.

Закидав рыбу в мешки, которых набралось пять штук, все расселись в УАЗике и, не включая фары, отправились домой.

Возле Свияжска

Вылазка в Марий Эл завершилась, и теперь мне предстояло наблюдать за промыслом наших браконьеров – татарстанских. Меня привезли на полуостров Рудник, что напротив острова-града Свияжск. Здесь местные мужики ставят сети, но уже на самой Волге.

Лишь только стемнело, мы вышли на лодке на большую воду. 90-метровую китайскую сеть, связанную из лески, браконьеры, настораживаясь при каждом шорохе, выбросили за борт, пару 10-метровых экранов поставили у камышей. Теперь осталось дождаться утра…

На рассвете, около четырех часов, мы вернулись за сетью. Поплавки из пластмассовых баллонов явно нагружены. Озираясь и действуя едва ли не втрое быстрей, нежели вечером, все принялись ее затаскивать в лодку. Вот показалась первая запутавшаяся рыба, вторая, третья…Чехонь, судак, лещ, подлещик и даже стерлядь! Все это падает на дно лодки. Бесчисленное количество ершей, о которых мои подельники отзываются лишь матом, умирают без пользы – их даже кошки не будут есть.

Рыбу браконьерам не жалко, рыбаков-любителей, что бесполезно сидят с удочками, – тоже. Сеть складывают аккуратно, она по себестоимости выходит на четыре сотни рублей, что для них большие деньги. Дошла очередь и до экранов: в них оказались все те же ерши, окуни и пара щук.

По словам этих браконьеров, рыбнадзора и «зеленой» милиции они хотя боятся, но умудряются скрываться от их взора. В основном из-за того, что инспектора обычно выходят на патрулирование в определенное время. А иногда и браконьеры выставляют специальных наблюдателей, которые по радиостанции предупреждают подельников об опасности.

Вместо эпилога

Эти люди выбрали свой путь – кто-то по неволе, другие просто сослались на кризис, иным сие занятие и вовсе по душе. Они уверяют, что браконьерство было вчера, есть сегодня и будет завтра, ибо такова жизнь… Но всем стоит помнить тот факт, что незаконный рыбный промысел пагубно отражается на экосистеме водоемов, да и за подобные дела в нашей стране предусмотрено наказание в виде лишения свободы либо штрафа в размере до 300 тысяч рублей.

«МТ»-комментарий

Как рассказал «МТ» начальник Федерального агентства по рыболовству в Татарстане Александр Шильников, только за это лето сотрудниками их ведомства было задержано более одной тысячи браконьеров, семьдесят из которых лишились свободы, остальные отделались штрафами.

– Однако не только браконьеры являются нашей головной болью: самые злостные нарушители – это обыкновенные отдыхающие, которые оставляют после собственного отдыха горы мусора, не задумываясь, что тем самым убивают природу и загрязняют водоемы, – говорит глава ведомства.

Тимофей СМИРНОВ


Tags: , , , , , , , , , ,

Comments are disabled