Дмитрий Второв о политике, хоккее, коллегах из столицы и татарском языке

Июль 14, 2011 by i16.ru | Filed under 2011, Архив, Избранные публикации "МТ", Общество / Карьера / Хобби.

Нельзя представить республиканское телевидение без Димы Второва, одного из «долгожителей» ГТРК «Татарстан». В новостной службе он работает с 1994 года. Одни знают его как журналиста, а другие – как экс-депутата

Спустя десять лет после начала работы журналистом он стал самым молодым депутатом Госсовета РТ, возглавил молодежное крыло «партии власти». Легко ли было это совместить? Как научиться говорить по-татарски без акцента? Об этом и о многом другом Дмитрий поделился с корреспондентом «МТ».

Дмитрий Второв

1992 год

– Сложно ли и каково было стать депутатом в таком молодом возрасте?
– Для меня избрание в Государственный Совет – это была, прежде всего, ответственность и возможность представлять интересы молодежи в нашем парламенте. Безусловно, каждое начинание с нуля – достаточно тяжелая работа. Я еще со школьных лет, в отличие от моих сверстников, интересовался политикой. В конце 1980-х комсомол приказал долго жить, и было много сожалений об этом. Образовался вакуум, молодежь надо было чем-то заинтересовать. Мы сделали первые шаги в этом направлении. Постепенно молодежное крыло нынешней партии «Единая Россия» стало расти и набирать силу.

«Поднимать» молодежь после десятилетнего вакуума было тяжело. Но команда сформировалась. Если сравнивать те финансовые средства и ресурсы, которые выделялись нам тогда и сейчас правопреемникам «Молодежного Единства» – «Молодой гвардии» и альтернативному проекту «Наши», то мы бы могли сделать больше.

Я считаю, что сегодня с молодежью начинают заигрывать, и это не совсем верно. Нужно не кормить лозунгами и обещаниями, а быть ответственным и подкреплять слова конкретными делами. Должна быть площадка для продвижения своих идей. Все это необходимо прописывать в законах, принимаемых взрослыми коллегами по партии и движению, в постановлениях правительства, муниципалитета. Это было бы реальной работой с молодежью. Конечно, сейчас для молодежи создаются технопарки, реализуются проекты Министерства по делам молодежи. В последнее время к молодым людям начинают прислушиваться в правительстве. Их идеи принимаются в бизнесе. Считаю, что за последние четыре года выросла инициативная молодежь, которая хочет делать добро и внести вклад в процветание республики.

121997 год

– При этом ты продолжал вести передачи на телевидении…
– Да, ГТРК «Татарстан» оставалась моим основным местом работы. Я отвечал за освещение политической тематики. А будучи депутатом, стал автором и ведущим передачи «Парламентские вести», в которой работаю и по сей день.
Журналистика и политика напрямую соприкасались между собой. Я мог подробно рассказать зрителям обо всем, что касалось парламента. Общественная работа с молодежью была плюсом, но за счет своего личного времени. Однако я привык доводить дело до конца. Мы объехали вдоль и поперек всю республику – проводили форумы, встречались с молодежью, вникая в их проблемы, помогая в решении вопросов, принимали участие в работе и акциях муниципальных советов, освещая это затем на телеэкране.

– Ты удовлетворен своей депутатской деятельностью?
– Не мне оценивать свою работу. Надо работать и подтверждать свои амбиции делами. Общаясь с разными представителями молодежного движения, я пытался сделать что-то.
Например, по моим депутатским запросам была оказана помощь конкретным людям. Теперь, имея определенный опыт депутатства, я был бы не прочь попробовать поработать в Госсовете уже на профессиональной основе, пока есть запал и силы. Вижу себя в определенном профиле – экологии, социальных вопросах или госстроительстве.

– Дмитрий, а тебе помог в работе журфак?
– Конечно. Но я еще закончил Поволжскую академию государственной службы им. Столыпина по специальности «Государственное и муниципальное управление» и совершенно не пожалел об этом. Было очень интересно учиться – среди моих одногруппников были люди разного возраста и социального положения. Со мной учились чиновники, люди с определенным жизненным опытом и багажом. У нас были практические занятия по устройству госслужбы и ее основам. Да и вообще было интересно общаться друг с другом. Теперь все, чему учили, помогает мне в работе.

– Многие твои коллеги работают в Москве, вы общаетесь между собой?
– К сожалению, редко. Недавно, на открытии памятника Тукаю в российской столице, где мы были, освещая визит председателя парламента Фарида Мухаметшина, встретился с Дмитрием Нестеровым, Фаридой Курбангалеевой, Диной Газалиевой. Поговорили буквально 5-10 минут, потому что спикер торопился на встречу в Санкт-Петербург.
Вообще, в конце 1990-х годов на телевидении была прекрасная команда, и эти годы можно назвать «золотыми». Эта база была заложена его тогдашними руководителями – Ильгизом Хайруллиным и Наилем Хуснутдиновым. В 1992 году, в самый сложный переходный период, наш руководитель Тауфик Сагитов сумел создать сильную команду, которую не смогли сломать ни дефолт, ни политические раскачивания. Это было время, когда бюджетники, шахтеры по полгода не получали зарплату, всюду процветал бартер. А нам тогда на ГТРК зарплату ни на день не задерживали. Наша команда работала объективно, честно, в отличие от других, появляющихся как грибы, городских и федеральных телекомпаний. И эти годы запомнятся всем, кто тогда работал на ГТРК «Татарстан».

– А тебя не приглашали в столицу?
– Телеканал «ТВЦ», который тогда только начинал свою раскрутку, «сватал» меня. В то время я готовил спортивные передачи. У нас в республике был «на коне» хоккейный клуб «Ак Барс», да и другие команды уже были на устах. К тому времени я уже пять лет работал на нашем телевидении, «оперился» как новостной журналист. Конечно, это было заманчивое предложение, я долго думал. Но тогда у нас в республике образовались сначала движение «Отечество», затем – партия «Единство», и мне предложили заняться политикой, возглавить «Молодежное Единство». А когда в 2001 году политические силы объединились в «Единую Россию», я вошел в политсовет регионального отделения этой партии. Так никуда и не уехал, выбрав другой путь – продолжение своей профессиональной деятельности, плюс политической. Сегодня трудно сказать, был я прав или нет. И как лучше было тогда поступить? Федеральным каналам всегда нужны молодые и свежие силы.

– Не секрет, что ты владеешь и татарским языком…
– Это отдельная история. У нас в школе татарский преподавали только для татар, а для русских был другой предмет – «Родной край». Я тоже захотел учить язык. Вначале мне отказали, но я настоял, и меня все-таки взяли в татарскую группу. Думаю, моя учительница Ильсияр Хабибулловна не пожалела об этом. Когда пришел на телевидение, знания закрепил, поскольку большинство сотрудников говорило на татарском. Да и приходилось много ездить по районам, и я, как губка, впитывал все диалекты, обороты. А Венера апаны из видеотеки я попросил говорить со мной только на татарском, и если я не мог вспомнить слово, она терпеливо дожидалась, пока я их вспомню. Дома, поскольку и супруга татарка, мы все стараемся говорить только на татарском языке. Дети учатся в школе с отдельным углубленным изучением языка, а летом стажируются у бабушки и дедушки.

– А остается ли время на семью, кем ты хотел бы видеть своих детей?
– Моя жена была журналистом на Лениногорском телевидении. Не хочется сказать ничего плохого о нашей специальности. Но я сделаю все, чтобы ни один из моих троих детей и близко не подходил к этой профессии, которая отнимает все твое время. К сожалению, этим семью не прокормишь. Мы работаем за идею, на доброе имя республики. Если бы у меня было свободное время, я бы с удовольствием играл в хоккей, хотя мои родители – тренеры по баскетболу. Я ведь с пятого класса встал на коньки, потом меня взяли в профессиональную команду «Итиль». Но когда нужно было выбрать спорт или журфак, я выбрал последнее.

Беседовала Альфия ГАНЕЕВА


Tags: , , , , , , , , ,

Comments are disabled