Бойцы вспоминают

Май 27, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Избранные публикации "МТ", Общество / Карьера / Хобби.

Даже на самой жестокой войне всегда есть место не только подвигу, но и курьезу. Как и в послевоенное время – счастливым встречам фронтовых сослуживцев. Некоторыми из них в разное время со мной поделились ветераны Великой Отечественной. К сожалению, не все они дожили до 65-летия Победы…

232

Сюрприз от полевой кухни

Известный казанский писатель-фронтовик Геннадий Паушкин (начинал журналистскую деятельность в послевоенные годы в газете «Комсомолец Татарии» – прим. «МТ») рассказал мне про необычный обед, которым накормил его весной 1943-го… немецкий кашевар! В тот день рота устроила засаду у дороги на Барановичи. Бойцы замаскировались, выставили боевое охранение. Час, другой – дело к обеду, все с нетерпением ждут полевую кухню с поваром Спиридоном.

Наконец послышался цокот копыт, и долгожданная кухня показалась из-за поворота. Только Спиридон какой-то подозрительный: мелковатый, в белом халате и со шмайсером. Пригляделись, мать честная, да это же фриц! Подпустили поближе, стащили перепуганного повара с козел, разоружили, а старшина Цибуля толмачит ему: мол, давай, Ганс, разливай супец! Тот трясущимися руками схватил черпак, стал наливать содержимое котла в наши солдатские котелки. Однако прежде чем приняться за еду, его самого заставили отведать варево: а вдруг отрава? Тот отхлебнул, заулыбался: «Гут!» Суп, правда, оказался жидок, не чета нашему борщу! Да и второго в трофейной кухне не оказалось. Его уже к ужину привез нам замешкавшийся в пути Спиридон.

Это вам не фунт стерлингов!

Во фронтовом домашнем архиве майора в отставке, казанца Галляма Миначева, прошедшего войну «от звонка до звонка», хранится необычный, «валютный» по нынешним временам сувенир.

Январским днем 1945-го на территорию истребительного артиллерийского полка, в котором он служил начальником штаба, совершил вынужденную посадку английский бомбардировщик. Вместе с советскими самолетами он совершал налеты на Апленштайн – экипаж подбитой машины не дотянул до своей авиабазы. Когда двое пилотов, проваливаясь по пояс в снегу, добрались до штаба, их первым делом напоили чаем, накормили, и уж потом на смешанном англо-русском (без словаря) стали выяснять, чем им помочь? Оказалось, надо заменить поврежденную осколком деталь в моторе. Слесаря из ремонтной мастерской полка быстро справились со спецзаданием. «Ол райт!» – воскликнул английский штурман и достал из кармана комбинезона монету в фунт стерлингов с изображением короля Георга V – на память. У Миначева на этот момент в кармане «сувениров» не нашлось, и он протянул союзнику плитку пайкового шоколада. Тот, рассмотрев презент, расхохотался – шоколад оказался… английским!

Ноги вверх!

Житель Верхнего Услона Николай Жеванов до войны работал деревенским кузнецом, и ему часто приходилось ковать лошадей. На фронте после тяжелого ранения его из пехоты перевели в ветчасть. Войну заканчивал на Дальнем Востоке.
Там ему и пришлось вспомнить свою колхозную профессию. Только ковать не лошадей, а ишаков! Обычные конские станки для них не подходят, а с инструментом под низкорослое животное не подлезть. И придумал кузнец ковать их… верх ногами! Осла привязывали к специальному устройству и переворачивали вверх копытами, как кабана на вертеле. Поменять железные скобы в таком положении для Николая – пара пустяков! За передовым опытом к находчивому ковалю даже коллеги из соседних частей приезжали. Рацпредложение волгаря командование части оценило в… литр медицинского спирта!

Васильевские частушки

После войны многие фронтовики приложили немало усилий на розыск разбросанных по свету однополчан. Кому-то в этом содействовал военкомат, кому-то – адресный стол или архив. Для многих же «сводником» стал его величество Случай.
К примеру, бывших однополчан 13-й гвардейской дивизии генерала Родимцева – командира артполка Е.Казакова из Чистополя, наводчика орудия казанца А.Билялатдинова и техника-лейтенанта В.Жирнова из Зеленодольска 43 года спустя свела вместе самодеятельная частушка. Случилось так, что все они одновременно отдыхали в санатории «Васильевском», да так бы, наверное, и разъехались, не встретившись, если б не самодеятельный концерт в клубе здравницы. Когда конферансье объявил: «А сейчас участница Сталинградской битвы Анна Тимофеевна Ларикова исполнит фронтовые частушки», из разных концов зрительного зала к сцене устремились трое седовласых мужчин с криками: «Аннушка, ты ли это, сестричка!» Оказывается, всех троих при штурме Мамаева кургана вынесла из-под огня санинструктор 34-го полка Анюта! Фронтовые частушки в тот вечер они пели вчетвером.

Ах, эта свадьба!

А фронтовых друзей Хазипа Шафикова и Касыма Валиуллина, в течение сорока послевоенных лет разыскивавших друг друга, чудесным образом не только соединила, но и породнила свадьба детей! Младший сын Хазипа, проживавший в Мамадыше, сосватал невесту в селе Новое Кадеево Черемшанского района. Когда невеста привезла в дом жениха семейный альбом, на одной из фотографий будущий свекор узнал в ее отце …Касыма! За свадебным застольем новые родственники после традиционного «шампанского» тоста за молодоженов, выпили и боевые сто граммов за бывших своих однополчан – живых и не живых.

Дорогая передача

В одной из радиопередач ветеран войны и труда из башкирского села Имай-Кармалы Шайдулла Солтанаев услышал знакомое и довольно редкое татарское имя Миннеахметсави. А запомнил он его потому, что зимой 1943 года на Карельском фронте они с Миннеахметсави Хусаиновым брали в разведке «языка». На обратном пути сержант Солтанаев был тяжело ранен. Товарищ уложил потерявшего сознание командира на лыжи и волоком доставил в расположение части. Из госпиталя демобилизованный Шайдулла возвратился домой и много лет пытался выйти на след своего фронтового «крестного», а оказалось, что все это время тот работал председателем колхоза в Актанышском районе соседней Татарии.

Синичка-сводница

Автору этих строк пришлось самому стать невольным виновником одной из подобных послевоенных встреч. В бытность свою собкором «Труда», я напечатал в «Последней колонке» заметку про то, как житель Зеленодольска Юнус Гимадеев во время зимней рыбалки на Волге отогрел замерзшую синичку. После этого птичка-невеличка всякий раз прилетала к лунке своего спасителя поклевать кусочки сала, которые тот специально брал для нее из дома. Вскоре в редакцию пришло письмо от жителя Петрозаводска Бориса Шарашова, который интересовался: не тот ли это Юнус Гимадеев, с которым они служили в одной части? Представьте, именно им и оказался тот рыбак с синичкой, которого читатель безуспешно разыскивал 33 года!

Евгений УХОВ


Tags: , , , , , ,

Comments are disabled