Блиндаж ценою в жизнь / Когда ягель – это портянки, лекарства и чай

Май 5, 2011 by i16.ru | Filed under 2011, Архив, Избранные публикации "МТ", Образование / Жизнь вузов, Общество / Карьера / Хобби.

Ежегодно поисковые отряды республики выезжают в экспедиции. Им удается найти останки солдат, в том числе и наших земляков, иногда с документами, орденами, боевыми наградами. В основном, работы ведутся на суше, так как водные объекты, особо богатые на интересные исторические находки, требуют наличия специальных навыков и снаряжения. kmkl Члены клуба КГМУ «Бентос» занимаются подводным поиском в разных регионах России и ближнего зарубежья. О военно-патриотической деятельности ребят «МТ» рассказал один из основателей клуба, врач-эндо-кринолог Ринат ГАЛИМОВ.

По стопам Джалиля

– В прошлом году мы организовали экспедицию в город Любань на границе Ленинградской и Новгородской областей. Это место интересно тем, что во время Великой Отечественной войны там прорывалась II Ударная армия, попавшая в немецкий «котел». В ее состав входили две дивизии – татаро-башкирская и казанская, в которой воевал и раненым попал в плен герой-поэт Муса Джалиль. 10 лет назад по следам этих боев нам удалось найти уже сгнившие остатки редакционной машины той газеты, в которой он работал. Тогда мы собрали рассыпанные по земле детали пишущей машинки с татарскими буквами. Эти предметы были переданы в музей на территории Казанского кремля. Экипировку, проезд людей, организацию поисковых работ проводило молодежное движение ОМО «Отечество».

Вместо кладбищ – сплошь санитарные захоронения

– В июле 2010 года нас пригласили в международную экспедицию в зону сильных боев в Белоруссии. На Днепре такая масштабная работа проводилась впервые, она включала наземный поиск (с миноискателями и щупами) и подводный. В 1943 году под Витебском при форсировании реки в районе мощных немецких береговых укреплений понесли большие потери две казанские дивизии. Немцы бомбили и обстреливали наши стационарные, понтонные мосты, плоты с техникой и оружием. Погибло более 60 процентов личного состава – наших земляков, призванных из Татарии и Башкирии. В месте их гибели правительства Татарстана и Беларуси решили воздвигнуть стелу-памятник. К сожалению, там не сохранилось военных кладбищ – только санитарные захоронения: после боя тела убитых складывали в воронку или блиндаж и закапывали. Очень многие из них числятся «без вести пропавшими». Когда подняли останки 69 солдат и офицеров, двоих удалось опознать по боевым наградам. Сейчас ведется поиск и по другим находкам – подписанным котелкам, ложкам, сопоставляя их с именами из списка безвозвратных потерь солдатского и сержантского состава.

На норвежской границе

– Несколько лет подряд мы выезжаем в очень интересную экспедицию на побережье Северно-Ледовитого океана на Кольский полуостров, полуостров Рыбачий. Это край озер, рек со своей нетронутой человеческой цивилизацией природой. Баренцево море очень интересно флорой и фауной: морскими звездами и огромными крабами, специально завезенными в 1970 годы с Камчатки. Интересная морская рыба – камбала, палтус, семга. Необычный воздух, грибы, ягоды. В северное короткое лето водолазное оборудование позволяет увидеть живописный подводный мир, окрашенный во все цвета радуги. Погода может меняться порой каждые 15 минут: то светит солнце, то ураганный ветер, разносящий плохо закрепленные палатки и снаряжение на километр. Также в начале августа 2010 года, заранее оформив разрешение в погранзону, мы поехали на машинах к границе с Норвегией в район хребта Муста-Тунтури. Он раскинулся на берегу материка, а у моря, с северной стороны полуострова Рыбачий, резко обрывается. Здесь проходил самый северный участок фронта Второй мировой войны – это единственное место, где немецкие войска не смогли перейти сухопутную границу СССР. Хорошо экипированные гитлеровские подразделения горных альпийских стрелков в течение почти 4 лет не могли прорвать советскую оборону. Наши солдаты там стояли насмерть. Зимой в лютый холод, где, казалось бы, негде спрятаться, они воевали и не пропустили врага. Лечили раны мхом-ягелем, им набивали сырые сапоги, заваривали в чай. У немцев в землянках – кафель, расписные буржуйки, патефоны, горячий кофе, вино. На нарах тюфяки с простынями. Наши землянки и огневые точки строились из камня, мха и бревен. По словам очевидцев, за каждое доставленное бревно бойцы платили жизнью или ранением. Любой стук – и тут же мина на голову. Приходилось отвлекать фашистских егерей ложными взрывами и атаками. Простреливался буквально каждый сантиметр местности. В этой позиционной войне людей погибло больше, чем при немецком или нашем наступлении, а тела убитых годами лежали на нейтральной полосе. Советские бойцы остановили немцев, понеся страшные потери, которые достигли полмиллиона солдат и офицеров со стороны СССР и 300 тысяч хорошо подготовленных воинов со стороны Германии. До сих пор там остались немецкие, наши оборонительные сооружения, блиндажи, подземные доты, дзоты. Мы не новички и неоднократно исследовали тамошние водоемы. Среди них есть очень глубокие, а есть сильно заросшие и заиленные. Найти что-нибудь кроме крупных объектов практически невозможно. Исследуя озера в зоне интенсивных боев, удавалось обнаружить под водой интересные объекты и останки людей, оказавшихся во время сражения на льду, а после его таяния опустившихся на дно. То, что находилось на поверхности земли, обычно уже сгорело, сгнило, танки, самолеты и тягачи пошли в переплавку. Под водой мы порой находили попавшее в режим естественной консервации оружие: немецкие карабины, наши винтовки. Ощущение, что война только прошла. Под водой кажется, что эти металлические предметы находятся как бы в смазке, шевелится затвор. Однако на поверхности почти мгновенно появляются окислы, предмет начинает ржаветь и разрушаться на глазах. На хребте Муста-Тунтури много незахороненных солдат и офицеров Советской Армии.

Успеть до «черных копателей»

– В центре «Долины смерти» расположена многокилометровая система озер «Дракон» с островами, каналами, где шли интенсивные боевые действия. Там лежит много сбитых самолетов – как разбившихся, так и хорошо сохранившихся на глубине. Порой в зоне боев можно увидеть, как проходила линия фронта. Под водой с той стороны, где были немцы, лежат немецкие каски, противогазы, огнеметы, амуниция, невзорвавшиеся советские гранаты РГД. С советской стороны – наши каски, противогазы, амуниция, невзорвавшиеся немецкие гранаты «колотушки». Удается найти в озерах и останки людей. Там также ведется и наземный, и подводный поиск. Пушки, другое оружие, остатки амуниции передаются в местный музей. img_4820 В этом году собираемся на Кольский полуостров с намерением провести судоподъемные работы по извлечению подбитого немцами самолета Р-40. Английский «киттихаук», входивший в состав советской эскадрильи, прикрывавшей с воздуха легендарный конвой союзников PQ-16, затонул вблизи береговой линии на глубине около 40 метров. Здесь же отличился летчик, дважды Герой Советского Союза Борис Сафонов. 30 мая 1942 года гвардии подполковник Сафонов, будучи уже командиром полка, вылетел во главе звена истребителей на прикрытие каравана судов, идущих к Мурманску. Ведя бой с превосходящими силами противника, он сбил три вражеских самолета, но и сам погиб в этом бою. Теперь затонувший самолет надо правильно застропить, закрепить тросы, правильно поднять. Нашей работе мешают «черные копатели» – местные охотники за цветным металлом из Мурманской области. Оружие за все эти годы уже сгнило, им оно неинтересно: раскапывают блиндажи, находят горы стрелянных медных гильз, собирают в рюкзаки. Обидно, что эти дельцы иногда находят останки бойцов и медальоны, но информацию о таких находках никуда не передают.

Записал Фарид БАТЫРШИН


Tags:

Comments are disabled