Такие же люди, как все / Казанские геи рассказали журналисту «МТ» о своих сокровенных мечтах

Июль 7, 2011 by i16.ru | Filed under 2011, Архив, Главная тема, Неформат, Общество / Карьера / Хобби.

Так уж сложилось, что общество может смириться с чем угодно: оправдать наркомана, принять и простить алкоголика, понять неверного мужа или гулящую жену. Но вот примириться с гомосексуализмом оно пока не готово.

геи

Представителям сексуальных меньшинств, как и в советские времена, приходится скрывать свои отношения, прикидываться гетеросексуалами и ждать, пока общество поймет, что геи – это такие же люди, как и все остальные.

Найти в Казани лиц нетрадиционной сексуальной ориентации не так-то просто. У нас не Москва, местные геи предпочитают не выделяться, да и как таковых сообществ геев у нас нет. Однако нам удалось найти не просто представителя гей-сообщества, а настоящую семейную пару – Станислава и Артема (имена по их личной просьбе изменены – прим. «МТ»).

«Из-за посуды не ссоримся!»

Вопреки ожиданиям, мои собеседники оказались не слащавыми парнями в розовых рубашках и узких джинсах, а настоящими мужчинами, твердо стоящими на ногах. Вместе Станислав и Артем уже более двух лет. Познакомились через друзей и поняли, что нравятся друг другу.

Их семейная жизнь начиналась так же, как и у большинства других: знакомство, первые нежности… почти что брак и совместная жизнь. Конечно, официально назвать их супругами нельзя – у нас пока нет закона, разрешающего гомосексуальные браки. Но в остальном их семейная жизнь традиционна.

В одном, правда, есть различие – они совсем не заморачиваются делением семейных обязательств. Многие уверены: гей-пары – это те же холостяки, в их квартире вечный беспорядок, всюду разбросанные носки и немытая посуда. Но это не так. В квартире Станислава и Артема царит полный порядок. Любая девушка позавидует.

– Мы не стали морочить друг другу голову вопросами об обязательствах: ты моешь посуду, я выношу мусор. У нас каждый делает то, что может! Вот не нравится мне или не хочется сейчас готовить, я и не буду этого делать, – говорит Артем.

– К счастью, нам удалось найти компромиссы в быту. Например, Артем не умеет пользоваться стиральной машиной, он к ней вообще боится подходить. Стираю, соответственно, я. Может, все дело в том, что мы оба любим чистоту и вкусно поесть, поэтому вопросов «Кто сегодня готовит и кто моет посуду?» у нас особо никогда не возникает, – продолжает Станислав.

А вот на вопросы об интимной жизни пара говорить не любит – то ли стесняются, то ли просто не хотят. Они лишь лаконично заявляют, что в этом деле у них все, как у всех…

Несостоявшийся натурал

Впрочем, сказать, что счастье к Станиславу и Артему пришло сразу, нельзя. В их жизни было все: и предательство, и горечь расставания, и долгие поиски своей второй половинки. То, что им должен быть мужчина, Станислав понял в 13 лет, а Артем – чуть позже, после 20. По словам Станислава, когда все его сверстники начинали заигрывать с девочками, он осознал, что ему это совсем не интересно. Да, девушек вокруг было много, и даже были попытки за ними ухаживать, но не было одного – чувств к ним. Это сейчас, признается Станислав, можно говорить о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. А тогда, в середине девяностых, такие, как они, не могли открыться ни друзьям, ни родителям.

– Лет до 18 я пытался давить в себе это, встречался с девушками, имел отношения, но потом понял, что больше так не могу, – рассказывает Станислав. – Конечно, было очень тяжело. В момент, когда ты признаешься себе, что ты не такой, как все, наступает одиночество. Но мне повезло: в то время в Интернете уже были всевозможные сайты знакомств. Через них я и познакомился с парнем, тоже геем Никитой. А друзьям я открылся, когда мне было 22. Они восприняли это спокойно, в наших отношениях ничего не изменилось, мы до сих пор общаемся.

Таким образом, мир Станислава немного расширился: знакомство за знакомством, у него появилась своя компания. Его познакомили с гей-клубами Казани, рассказали, как и где отдыхают представители нетрадиционной ориентации. Правда, раскрывать излюбленные места, где отдыхают геи, наша парочка по понятным причинам не торопится.

– В Казани есть всего один гей-клуб. За шесть лет существования он переезжал трижды. Делается это для того, чтобы гопники и все ненавистники не знали, где мы собираемся. Я лично с ними сталкивался. Выхожу как-то из клуба, а навстречу гопники, завязалась драка. Зачем нам такие проблемы?

На вопрос, есть ли в Казани другие гей-пары, Станислав отвечает – есть, но их мало. Среди его знакомых таких пар едва ли несколько. Одна из них живет около шести лет.

– Геи знакомятся преимущественно через Интернет, это для нас – единственный выход. Но я бы не назвал его простым: может случиться так, что человек просто так, ради шутки, зарегистрировался на сайте и обозначил себя геем. Поэтому прежде чем раскрываться перед человеком, надо его узнать, пообщаться.

«Но самым сложным все-таки было рассказать родителям»,– признается Станислав. О том, что их сын – гей, мама узнала случайно, от его тогдашнего молодого человека. Он просто позвонил его матери и заявил, что любит Станислава и никому не отдаст. Скандалов и упреков не было, мать сумела понять сына. Она в курсе и о нынешних его отношениях с Артемом, но претензий у нее к ним нет. Тем более Станислав уже подарил ей внука.

– Я был женат, но с женой ничего не сложилось, хотя с ней у меня хорошие отношения, и ребенка я очень люблю, – делится он.

Многим такой расклад может показаться странным. Однако Станислав считает, что любой человек, а особенно мужчина, обязан родить наследника. Поэтому он готов даже смириться с тем, что когда-то и у Артема появится ребенок.

– Конечно, большинству это может показаться неправильным, но лично я ничего криминального в этом не вижу. Так считает и Артем.

– Мы – зрелые мужчины, и в нас тоже живут отцовские инстинкты. Мы привыкли к тому, что многие наши действия вызывают общественный резонанс,– говорит он.

Гей-парады – сплошная «показуха»

Ребята уверены: в том, что геи находятся так сказать по ту сторону баррикады, во многом виноваты некоторые их сотоварищи, которые стараются выделиться из толпы, одеваясь и ведя себя вызывающее. Именно поэтому сложился стереотип, что «голубые» – это просто чрезмерно женственные мужчины, которые пользуются косметикой и постоянно любуются на себя в зеркале.

– Посмотрите на меня, никто в жизни не догадается, что я гей, – говорит Станислав. – Я вообще не понимаю, зачем кидать вызов обществу, которое не способно этот вызов принять. Те же гей-парады… В России они не являются парадами гордости, как, например, в Европе или Америке. Я знаю, что там на улицы выходят люди самых разных профессий – врачи, полицейские, токари, слесари… Они стараются доказать, что мы – такие же, как и вы. Мы вас защищаем, лечим, чиним вам краны. У нас же все это приобретает характер «показухи». Я считаю, что если ты не готов с гордо поднятой головой выйти на парад, не стоит в это лезть.

Главным же своим оппозиционером представители нетрадиционной сексуальной ориентации называют… православную церковь, которая никак не может принять однополую любовь.

– Насколько я понимаю, они опираются на Библию, Содома и Гоморру. Но там про геев абсолютно ничего нет. Города были разрушены за алчность и прелюбодеяние. Меня очень удивляет, когда священнослужители сравнивают геев с педофилами. Я не отрицаю, что среди геев они, возможно, есть. Но среди обычных людей их не меньше. Если они ориентируются на Библию, то там сказано, что надо быть терпимее друг другу. Заметьте, они даже против скинхедов так не агитируют, как против нас. Мне кажется, от скинхедов больше вреда, чем от геев. Складывается ощущение, что мы – самое страшное, что есть на этом свете.

Главное – любовь!

Решить проблемы, которые возникают у геев, помогла бы официальная организация по защите прав ЛГБТ сообщества (лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов). Станислав пытался создать подобное в Казани, но должной поддержки не нашел, и дело пока заморозилось. Однако в ближайшем будущем он хочет поднять этот вопрос снова. Ожидается, что в этом обществе геи и лесбиянки смогут получать психологическую и юридическую поддержку.

– В Казани сегодня есть только два психолога, которые могут оказать нам реальную психологическую помощь, – уверяет Станислав. – Но для миллионного города это очень мало. Другой вопрос – юридическая консультация. Однажды я сам столкнулся с дискриминацией на работе. Узнав, что я гей, муж моего руководителя спровоцировал меня на конфликт. И мне пришлось написать заявление об увольнении. Конечно, можно обратиться в обычную консультацию, но не все на это готовы.

Сакральная же мечта моих собеседников – чтобы им разрешили узаконить отношения. Это решило бы ряд материальных вопросов, в том числе квартирный. Но бороться за свои права митингами и парадами они не собираются.

– Это ничего не решит, – повторяет Станислав. – И потом, для меня главное – наше семейное счастье. А всем, кто нас не принимает, я бы посоветовал посмотреть фильм «Время любить».

Артем все идеи Станислава поддерживает, хоть и признается, что не является активистом и по возможности старается не лезть в эти дела. Но если любимому человеку нужна будет поддержка, я помогу, заявляет он.

Беседовала
Алина ПЕЧЕРСКАЯ


Comments are disabled