Пращуры вузовского периода

Март 18, 2012 by i16.ru | Filed under 2011, Архив, Главная тема, Образование / Жизнь вузов, Общество / Карьера / Хобби.

Эти истории корреспонденты «МТ» собрали в казанских вузах. Понятно, что называть главных героев и их конкретное место работы в данном случае не только неприлично, но и не этично. И мы не называем, но проблема остается. Подключайся к обсуждению.

ИСТОРИЯ № 1: БУДУЩИМ ЭКОНОМИСТАМ – ПРО ЛЮБИМЫЙ ЗОНТИК

Он уже давно не молод. Почетный профессор экономической теории, «матери всех наук» для будущего экономиста, как он сам ее называет.

Огромные очки, спадающие на кончик носа, потрепанный временем костюм с желтым галстуком, зонт и плохой слух – главные атрибуты профессора. Вы гарантированно не будете услышаны, если местом вашего обитания на лекциях выбрали задние парты. А услышанное будет интерпретировано не всегда так, как в оригинале — тут как карта ляжет…

Да, он умеет вести лекции. Чаще всего на занятиях по экономической теории он обсуждает со студентами последние новости, плохие дороги и дураков… Он часто рассказывает, как приобрел прекрасный зонт в любимом городе Ленинграде… Жалуется на плохую зарплату… Или вдруг переключается на восхваление Советского Союза, рассказы о мудрой жене, домашних пирогах и детях, которые уехали за границу… Это любимые темы «матери всех наук» экономической теории. Очень интересные, хорошо запоминающиеся, потому что часто повторяющиеся, но на экзамене, увы, никак не пригождающиеся.

ИСТОРИЯ № 2: БУДУЩИМ ПОЛИТОЛОГАМ – ПАРАЛИЗОВАННЫЕ ЛЕКЦИИ

Это была первая в истории моего образования тройка. И, как следствие, карательные меры — отсутствие стипендии на целых полгода. Было это давно, но до сих пор прихожу в гневное состояние от того позора, а главное от причины этого позора.

Преподаватель политологии – и так-то науки слишком болтологической и непростой для изучения – был стар и болен. Но заслужен и перезаслужен, поэтому продолжал преподавать. Он весь извивался во время лекции, как-то непонятно двигая руками и ногами – последствия то ли инсульта, то ли паралича. Говорил вообще невнятно – скорее мычал. Учебников не признавал – сдавать экзамен нужно было только по его лекциям. Лекции на человеческий язык не переводились, и как результат все наши отличники и будущие краснодипломники — на радость двоечникам и троечникам — пополнили их ряды.

— Совесть у вас есть? Человек стар и болен! – отчитали нас на кафедре, когда мы пришли коллективно жаловаться.

Совести у нас не было. Не появилась она и сейчас: я по-прежнему считаю, что уход на заслуженную пенсию придумали не зря. Конечно, ее размеры малы и постыдны для человека, но это уже другая история. Суть данной истории в том, что в наше время за получение высшего образования студенты платят немалые деньги. И оно должно быть качественным, не парализованным.

Пять, а то и больше лет учебы в университете – занятие архиважное. Прогрызание гранита науки в заданном преподавателем курсе – вот то, чем должен заниматься студент. Разные предметы, разные учителя, у всех своя методика и характер. А так же… возраст. Молодые понятно, стараются стать либо «своим», либо излишне строги, чтобы студенты в присутствии почти ровесника не баловались. Что касается преподавателей преклонного возраста – это отдельная тема для разговора.

На каждом факультете есть как минимум один такой мастодонт, помнящий чуть ли не царскую Россию. Пара десятков лет отделяет его от 100-летнего юбилея, он заслуженный преподаватель и гордость факультета. Со временем учебная нагрузка с его плеч спадает, но увольнять такую ценную реликвию, несмотря на давно пенсионный возраст, никто не решится. И это приятно, ведь человек всю свою жизнь посвятил науке и преподаванию. Он – Имя, а это многого стоит. Он чувствует в себе желание продолжать дарить знания, только вот физически претворить это желание в жизнь с каждым годом все сложнее.

Проблемы, с которыми сталкиваются студенты на парах таких преподавателей, одинаковы: неразборчивая тихая речь, повторяющиеся из раза в раз экскурсы в историю жизни преподавателя, устаревшие факты из преподаваемой дисциплины, считываемые с пожелтевших листочков, иногда такой преподаватель может даже уснуть на лекции, к радости двоечников…

Конечно, если предметом изучения является история, послушать очевидца и почти участника исторических событий бывает более чем интересно. Но беда, если изучаемый предмет связан с чем-то более-менее современным, или даже тем, что было современным 20-30 лет назад – этот незначительный, по мнению преподавателя, пласт в лекциях остался ничуть не изменившимся. А ведь прогресс по-прежнему не стоит на месте!

И часто именно устаревшая информация становится причиной непопулярности пар таких преподавателей.

Может быть, руководство факультета этого не знает? Знает, но попросить уйти его на заслуженный отдых считается негуманным. К тому же, считают они, и сами такими будем – от старости никто не застрахован. К тому же, говорят, что за присутствие на кафедре/факультете таких почтенных светил – профессоров, докторов – финансируют лучше… Поэтому иногда их даже упрашивают поработать еще на благо родного вуза. Студенты же мучаются, плохо понимая, чего от них требует преподаватель возраста их прадедушки или прабабушки. Но кто сказал, что студенту должно быть легко?

Пожилые преподаватели обрастают большим количеством аспирантов, потому что пошаливает сердце и радикулит дает о себе знать. В такие моменты пары проводят аспиранты – молодые, здоровые, громогласные, не имеющие еще поучительных историй из своей короткой преподавательской жизни… Но какие их годы – обрастут еще.

Алена КУТЫРКИНА, Ксения ТАЛЬФЕЛЬД


One Response to “Пращуры вузовского периода”

  1. игорь:

    а вот я бы вам рассказал историй на эту тему