Налог на «болванки» и другие причуды Российского авторского общества (РАО)

Ноябрь 18, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Главная тема, Деньги / Бизнес, Культура / Шоу-бизнес, Общество / Карьера / Хобби.

Мы скачиваем видео и музыку в Интернете, перекидываем все это на флешку или «болванку», раздаем друзьям и даже не подозреваем, что жестко нарушаем чьи-то авторские права. Урегулировать этот вопрос для государства не только дело чести, но и денег… А потому новые законы, призванные решить спорные моменты в области защиты авторских прав, растут как грибы после дождя.

1

И вот 23 октября в России в законную силу вступило новое постановление, которое призвано защитить права авторов от незаконного использования их произведений. Правда, на этот раз дело коснулось не конкретно аудиовизуальной продукции, а информационных носителей и техники. Постановление «О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях» уже успели прозвать «налогом на «болванки». Суть его в том, что теперь, продавая абсолютно чистый информационный носитель, например, флешку или оптический диск, производитель (либо импортер) должен будет перечислить государству 1 процент. За что? А за то, что, скорее всего, потребитель запишет на него информацию – музыку или кино. Таким образом, по задумке разработчиков, мы как бы заранее оплачиваем эти произведения и избегаем любые нарушения авторских прав.

Собирать деньги поручили Российскому союзу правообладателей (РСП) во главе с Никитой Михалковым. Это право организация выиграла у своего прямого конкурента – Российского общества по смежным правам (РОСП). Сумма предполагаемого налога до последнего колебалась в районе 3-5 процентов, но, подумав, решили – хватит и одного. РСП будет взимать его с производителей и импортеров примерно раз в квартал. А они, не желая выкладывать деньги из собственного кармана, разумеется начнут продавать свой товар с наценкой. Специалисты уверены: закон приведет к удорожанию техники и носителей, причем не на 1 процент, а на 5-25 процентов.

Собранные деньги будут распределяться между авторами (40 процентов), исполнителями и изготовителями (по 30 процентов). Авторский процент будут взимать и с техники – от телевизоров до мобильных телефонов. Предполагается, что само РСП будет оставлять себе 15 процентов – так сказать, за хлопоты.

Естественно, это сомнительное нововведение не могло не вызвать негодования. В ряде российских городов активисты даже устроили флеш-мобы, где призывали правительство умерить свои аппетиты и снизить налоги.

Впрочем, данное постановление – всего лишь небольшая часть проблем в области управления авторскими правами. До сих пор не всем понятно, каким образом и в пользу кого – себя или авторов – на самом деле работают организации наподобие РСП, РОСП или Российского авторского общества (РАО). Так, за последний год было, по меньшей мере, полдесятка громких судебных разбирательств, связанных с авторскими нарушениями и, соответственно, РАО. Действия последних не всегда поддавались логике и сильно осуждались. Чтобы развеять мифы, которые сложились вокруг работы РАО, «МТ» побеседовала с руководителем татарстанского филиала этой организации Зуфаром ХАЙРЕТДИНОВЫМ.

Раздвоение личности

Татарстанский филиал РАО действует в Казани с 2002 года. Инициатива создания подобной организации в нашем регионе принадлежит известному певцу Зуфару Хайретдинову. Цели ее объявлены самыми благими – разрешать конфликты, которые теоретически могут возникнуть между правообладателями и пользователями.

2-d0b7d183d184d0b0d180-d185

– Если где-то звучит чье-то произведение – и неважно, в ресторане это, в кафе или на концерте, то автор обязан получать за это гонорар, это прописано в законе. Но так как автор не может контролировать процесс самостоятельно, то он возлагает эти обязанности на нас, сотрудников РАО. Он приходит, заключает с нами договор, становится полноправным членом РАО и получает свои законные проценты каждый раз, когда его произведения публично используются. Такие организации существуют по всему миру, а потому контроль идет тотальный, – поясняет Зуфар Хайретдинов.

То ли раньше авторы не знали своих прав, то ли просто ленились их отстаивать, но особо крупных скандалов в этой области никогда не было. Начали они появляться только после активизации РАО. Только в одной Казани за последние полтора года получили огласку три скандала, связанные с концертами групп «Машина времени», «RAINBOW» и «Nazareth». Были дела и по местным артистам, но кто и почему судился, Хайрутдинов уточнять отказался.

Нарушения примерно одинаковые – организаторы концертов не заключили договоры с РАО, а значит – никакого разрешения на проведение концерта от имени автора им дано не было. Причем закон этот работает, даже когда автор и исполнитель произведений – один и тот же человек. Например, как в случае с Андреем Макаревичем. Получается, что музыкант согласился играть концерт как исполнитель, но как автор он разрешения исполнять песни не давал. Такое вот раздвоение личности.

Поэтому-то организаторы концерта по закону обязаны заключить договор не только с исполнителем, но и с РАО, чтобы потом выплатить автору его вознаграждение.

Простые слушатели навряд ли углядят нарушения, но вот с позиции РАО они – грубейшие. Избежать конфликта можно было только в том случае, если бы авторы написали добровольный отказ от причитающегося им вознаграждения. Но такое случается редко, говорит Зуфар Хайретдинов. Не выгодно это авторам, ведь они теряют свои деньги. Размер отчислений устанавливается авторским советом РАО и зависит от способа использования произведений, но в среднем это от 10 до 30 процентов. Конечно, не все уходит в карман автору. Примерно 15 процентов РАО оставляет себе, оставшуюся часть возвращает правообладателю. Так что если гонорар у артиста и так большой, то выплаты получаются весьма существенными.

– Добровольно никто никому, конечно, платить не хочет. Приходится каждого пользователя уведомлять индивидуально. Но и это не всегда действует: какой-то процент заключает с нами договор, а с остальными приходится бороться через суды и правоохранительные органы, – говорит руководитель татарстанского филиала РАО.

У организаторов на это свой взгляд. Им, например, непонятно, почему договор заключается между автором и РАО, а отвечает за него организатор, который стороной договора, по сути, не является.

– РАО – это посредник, который должен вмешиваться только тогда, когда песня исполняется без разрешения автора. В остальных случаях исполнитель в силе сам урегулировать вопрос. К примеру, ему ничего не мешает самостоятельно заключать договоры с авторами, чьи произведения он исполняет. Таким же образом можно построить работу организатора и исполнителя-автора. Если же исполнителя ненароком потянуло исполнить какой-нибудь шлягер, а договора нет, вот тогда пусть этот вопрос решает РАО, – говорит организатор рок-концертов Динар Якубов.

Почему такой тип работы невозможен, в РАО объясняют просто: их организация и была создана для того, чтобы в России было одно «ответственное лицо». Если каждый пользователь или правообладатель возьмется заключать договоры самостоятельно, то виноватых и правых будет найти еще сложнее, чем сейчас, уверен Хайретдинов.

– В 2008 году государство аккредитовало РАО как единственную организацию, которая имеет право выдавать разрешение от имени всех авторов пользователям. Чтобы авторам было у кого спросить, мы и работаем, – говорит он.

РАО – монополист?

По словам Зуфара Хайретдинова, РАО отслеживает до 99 процентов мероприятий, проходящих в Татарстане. Это концерты, спектакли, а также деятельность кафе и ресторанов, где так или иначе может прослеживаться незаконное использование произведений. Происходит это следующим образом: сотрудник РАО узнает о мероприятии, делает контрольный звонок организатору, напоминает ему, что в России действует закон об авторском праве и ждет, пока организатор сам явится к ним для заключения договора. Если этого не происходит, РАО наносит «визит вежливости» непосредственно на сам концерт.
Причем чаще всего его сотрудник покупает билет на мероприятие. На месте выявляются организаторы, а дальше ведется разбирательство. Если дело доходит до суда, то процесс может длиться от полугода и больше. Дела по двум концертам Макаревича, которые он отыграл в Казани и Лениногорске еще весной 2008 года, до сих пор не закрыты.

Единственная область, которую РАО по объективным причинам не может контролировать, это корпоративы – там-то этих нарушений сплошь и рядом. Но вскоре рука защитников от РАО доберется и до них, уверен Зуфар Хайретдинов.

Вскоре под контроль РАО может отойти и Интернет – еще одно непаханное поле. Сейчас как раз поднимается вопрос об аккредитации РАО для контроля по защите авторских прав в сети. Если это произойдет, то, скорее всего, появится еще какой-нибудь закон и будет введен новый налог.

«МТ»-справка:
В список облагаемой техники попали компьютеры всех типов, сотовые и домашние телефоны, цифровые камеры, все виды носителей информации (как цифровые, так и аналоговые), цветные телевизоры, видеомагнитофоны, оптические диски, флэш-накопители, DVD-диски и DVD-плееры. Исключение сделано для «профессионального оборудования, не предназначенного для использования в домашних условиях». Это значит, что, например, со стоимости сетевого оборудования – того, что работает у Интернет-провайдеров – правообладатели 1 процент отчислений не получат.

Алина ПЕЧЕРСКАЯ


Tags: , , , , , , , ,

3 Responses to “Налог на «болванки» и другие причуды Российского авторского общества (РАО)”

  1. Иван Петров:

    Непонятно только, чему посвящена статья, вопросу «налога о болванках» или РАО? Если не ошибаюсь, налогом занимается РСП. РАО занимается немного другими проблемами.
    Какой-то заказняк прям от ППР.
    И еще… Откуда столько сарказма? При написании статьи и использовании ее в различных изданиях, уж наверное, автор получает за это свой ГОНОРАР. Не за бесплатно же мадам пишет сии опусы?…
    Для справки: Исполнители получают гонорар за выполнение «работы» по исполнению произведений, а авторы за то, что их произведения публично исполняются. Такая норма законодательства существует для защиты интересов авторов и «работы по ее изменению» не ведутся, поскольку данное положение полностью соответствует международным конвенциям и 4 части Гражданского Кодекса РФ. В случае, когда авторы и исполнители произведений — одни и те же лица, организаторы концерта по закону обязаны заключить не только договор с исполнителями, но и договор с РАО и выплатить авторское вознаграждение.

  2. pebukejk:

    Зачет! Если Вы не против, посталю на Вас ссылку в своем блоге.

  3. Студенческая газета - Молодежь Татарстана:

    Конечно, не против