Безнадёга города N: Зарисовки из сибирской глубинки

Сентябрь 2, 2011 by i16.ru | Filed under 2011, Архив, Главная тема, Криминал / Проишествия, Неформат, Образование / Жизнь вузов, Общество / Карьера / Хобби, Путешествия, Страницы из блокнота.

В августе мне довелось «отдыхать» в городе N – типичном городке в Тюменской области, куда в свое время ссылали вольнодумцев и декабристов. Меньше 70000 населения, порядка 10 микрорайонов, 1 вуз, пара филиалов, с десяток школьных и общеобразовательных учреждений. Плюс полчища молодежи, которой некуда себя деть. Чем живут люди, которые с детства хотят уехать и не стать копией родителей?

Трехсотлетняя с хвостиком история, автовокзал, гостиница, по два спортивных клуба и спортшколы, цирковая студия, музыкальный центр, 2 музыкальные школы, 2 культурно-досуговых учреждения, 2 стадиона, спорткомплекс, музей, 6 библиотек – судя по перечню объектов соцкультбыта на городском портале, жить можно. Это не тот тихий городок, где все друг друга знают, но и не то место, куда торопятся с визитами музыкальные звезды. Внешне – как спальные районы Казани, вечная стройка, глаза безнадежно ищут необшарпанные дома, но такие, похоже, у самых крутых предпринимателей, чиновников, дорогих торговых центров и магазинов.

Город, прожив в котором до совершеннолетия, понимаешь – либо ты уезжаешь, либо тебя засасывает навсегда. Типичный, один из многих, поэтому и назван мной N, суть важнее подробностей.

Дабы быть честной, скажу, что не общалась со всеми жителями городка, но более чем уверена в наличии интеллигенции, творчества, гениальности и т.п. Но пообщалась именно с теми, кто предоставлен сам себе и считает себя большинством. На правах гостьи могу смело составить первое ничем не прикрытое впечатление.

Мои друзья – брат с сестрой Антон и Катя – решили показать, как отдыхает местная молодежь. С 9 вечера и до 6 утра я проникала в этот странный и неоднозначный мирок.

По жизни маршем

Я предвкушала пикник на природе или посиделки у костра: словом, что-нибудь культурное и интересное. Как оказалось, у моих новых друзей своя программа.

Мы неспешно проходим по району, нарочито тормозя у самых шумных и недоброжелательных компаний, в которых, как оказалась, полно «наших», которых надо забрать. Заполнив нестройные ряды, останавливаемся у ближайшего магазина. Выгребается мелочь, на которую приобретается вино, пиво и какая-то жуткая смесь с запахом дешевого коктейля и бензина. По словам бывалых, «выносит – будь здоров». Когда мы благополучно миновали парк, аттракционы, множество кафешек, речку и прочие, как казалось мне, более подходящие места для отдыха, я начала прокручивать в голове небезызвестную цоевскую «Мои друзья всегда идут по жизни маршем». Право, не знала, что среди определенных слоев города N сей шедевр плотно работает на подсознательном уровне.

Теперь подробнее о самих кадрах. Антон помогает на стройке за 150 рублей в день. Наутро карманы, конечно, пустеют. Леха 2 года как без прав – сел пьяный за руль в порыве веселья. Здоровый накаченный парень пару месяцев без работы, тяжелые условия на заводе и непросы-хающий режим никак не хотели совпадать. В подвыпившем состоянии крайне интересен, бесстрашно гуляет по перилам моста, пытается сигануть в воду и цитирует словесные шедевры «Нашей Раши». С ним живет Таня, маляр, относительно воспитанная и приветливая девушка, привыкшая материться и что есть дури бить пьяного Лешу, когда он лезет в драку. Любимое выражение: «Долбанная жизнь!» Показательно образцовая пара.

О «других»

Возле центрального универмага – сгусток лавочек, забитый пьяными компа-ниями. Плюхаемся на свободную, с трудом удерживая от падения уже «готового» Лешу. Днем здесь собираются неформалы, ночью соваться не рискуют. Народ этот, кстати, особенный: осознавая всю плачевность своего пребывания в городе, который не принимает творческих личностей и сексуальные меньшинства, они вынуждены считаться фриками и обитать в своей андерграундной тусовке, выползая на редкие концерты на удивление приличного числа рок-групп. Внешне особо не пантуются, да и не нужно – пара значков, кеды и напульсник – и ты уже заядлый металлист, которому хочет «вломить» добрая половина любимого города.

N-ская романтика

По соседству очередной кадр из серии «этого чувака тоже надо взять побухать с нами», вальяжно покуривающий с ярко накрашенной девахой на каблуках. Как рассказала потом Катя, этот «поцык» склеил благоверную 3 месяца назад на очередной охоте с Димой и после минутного ухаживания и обломившейся ночи продолжил общение с девушкой, которая, тем не менее, к доступным барышням себя не относит. Я думаю ребятам пора придумывать красивую сказку о первом знакомстве для будущих деток, если, конечно при таком количестве сигарет и дешевого пива они у них вообще будут.

Узнав, что я из Казани, Лютый интересуется, чем мы там занимаемся. Дабы не уронить достоинство города, отдельные представители которого ночами так же активно валяются под градусом по скамейкам, говорю, что мы там все вообще-вообще не пьем.

– Приедешь к нам Лютый?

С минуту подумав, отвечает: «Не-а, я там не выживу!» Дружный хохот аудитории.

Вторая пощечина

После «Хромой лошади» из 4 клубов остался только один. Но платить 200 рублей ребятам кажется глупо – проще знакомиться на улице, ночью. С кино тоже не все в порядке, сеансы отстают на месяц-другой. Например, сейчас вовсю крутят «Трон», «Как приручить дракона», «Зеленый шершень» – для казанских киноманов старо, как мир.

N-ские ухаживания – вещь особенная и неповторимая. Меня спросили, хочу ли увидеть главный символ похоти, тупости и морального разложения.

Лилейным голоском при развязной подходке, прознав, что я не верю в его суперспособности, Дон Жуан решает действовать. Но обратимся к истории: за все время своей бурной половой жизни, а это где-то лет с 12, наш мачо всегда добивался того, чего хочет. Только раз произошло нечто ужасное – ему отказала гитаристка местной девичьей рок-группы, которая не захотела общаться с «разложившимся физически и морально гопником». Но эта мысленная пощечина была тактично забыта, хотя попытки восстановить статус чемпиона продолжались.

Мой принц, очаровательно улыбнувшись, подошел и уверенно сказал: «Если ты идешь со мной – скажи сразу, и я найду, куда нам пойти. А иначе я не буду тратить на тебя время». Я даже опешила от такой наглости, но уверила парня, что его чары на меня не действуют. Ни тебе «у тебя красивые глаза», ни «давай, я покажу тебе город» – просто и прямо. Как оказалось, общаются с ним в основном из-за мамы-предпринимательницы, которая своими накоплениями сполна компенсирует культурный вакуум отпрыска.

Верный оруженосец оказался более культурным и скромно спросил: «Если бы я не был пьян, мы бы пообщались?» Не менее скромно было добавлено, что поклонник разбил недавно 2 иномарки, так, к слову. А в наследство мальчику перепадет СТО (станция техобслуживания). В общем, видный жених.

Ячейка общества

Вечерами, облившись пахучей туалетной водой, нацепив спортивный костюм или джинсы с ботинками и китайскими часами, мужская половина города N выходит на охоту. Несмотря на весь пафос приготовлений, добычу любят ловить легко и быстро. Как правило, разводят на отношения на одну ночь девочек-первокурсниц, приехавших из ближайших деревень (кстати, 1 сентября – своеобразный смотр: находясь в меньшинстве, парни еще и придирчиво выбирают себе жертву из вновь прибывших). Активно попадают в сети и местные любительницы всеобщей любви, которые дарят ее где, когда и кому попало за бутылку пива, благосклонно приняв пару-тройку пошлых комплиментов. А ведь частенько так создаются семьи, ребят!

На моих глазах трогательный союз образовался буквально за 5 минут. Милые переговоры кончаются походом дуэта в парк, где наверняка закончатся просмотром звездопада и высокими разговорами об искусстве.

А кто такая Пэрис и где она живет?

Было рассказано и о местной Пэрис Хилтон – жена владельца сети магазинов одевается исключительно в бутиках в других городах. Плотно намазавшись и оставив дома ключи от дорогой машинки, королева грациозно запрыгивает в автобус и едет с одного конца города на другой, дабы подданные не забывали о справедливой социальной пропасти и молча завидовали.

Вампир лучше гопника

Катя пьет вино, периодически матерится и прикалывается над менее стойкими собутыльниками. На заставке телефона – злой герой сериала «Дневники вампира», очаровательный красавчик с безупречным телом и голливудской улыбкой, портрет идеального парня. «Хочешь такого найти?» – «Ты что, здесь такого нет», – сокрушенно отвечает она. Природная полнота служит хорошей защитой от приставаний, но дружбе с парнями, что здесь бывает редко, способствует. Отлично разбираясь в краеведении, с подвешенным языком и не плохими способностями она ездила на конференцию в Москву. Деньги на дорогу выбивала у главы района – трудно, долго, но убедила.

Мечты

В столице нашей необъятной Родины Катерина познакомилась с профессорами МГУ, мол, звали поступать к себе. Но сильно далеко она уезжать не хочет, как бы это не ограничивало пути развития. Мечтает уехать отсюда в Тюмень на юридический факультет и стать адвокатом, подальше от друзей, чье бестактное и лишенное приличий поведение она прекрасно осознает.

Мама прекрасно знает, что дети курят и пьют – главное, что не при ней…

…Вы не думайте – милейшая женщина, но таков закон города – бесполезно подобное запрещать, ладно хоть дома дитя ночует. После таких посиделок домой вваливается вся пьяная компания, которая гостеприимно размещается в 3 крошечных комнатках, а по утрам поится горячим чаем с жирной выпечкой. Мило и по-семейному.

Здесь очень сложно не перейти грань: хорошо одетый – гомик, общительная девушка – «бабочка», а уж про то, что беспредельничать можно только в своем районе, знают все получше статей Конституции. Было тут как-то противостояние приезжих явно не арийской внешности и местных, не радикалов, просто консервативных. «Наши» победили, хотя иностранцы все равно приезжают и работают – кто еще за копейки будет вкалывать.

Эта страшная «безнадега»

Перспектив у моих друзей мало. Безнадега – это слово посещает всех и каждого чуть ли не каждый день. Открывать свое дело крайне невыгодно – большая часть населения далеко не шикует, а работать на дядечку всю жизнь – грустно, но именно это и приходится выбирать. Менеджер, бухгалтер, водитель, региональный представитель – вот и все главные вакансии. Иметь 2-3 работы и при этом снимать комнату в неблагополучном районе с наркоманами и безумными кошатниками по соседству – нормально. В основном душу продают на механическом, вино – на ликеро-водочном, машиностроительном и хлебозаводе. Есть еще пара фабрик и комбинатов – на этом скромная экономическая деятельность заканчивается.

Залезаем на какую-то мраморную фигуру, Леха падает и ударяется головой. Все ржут. Нам не страшно, что схватят стражи порядка. Еще по пути в центр наблюдала следующую картину: «десятка», синяя полоса с белыми буквами «полиция». Четко видно по краске, что первую «м» неуклюже сменили на «п» и делают вид, что так и было. Двери настежь, на обочине разбитые бутылки, на крыше – отпитая водка. Никого нет. Как говорится, ближе к народу.

Вас проводить до аварии?

Стоит отойти от фигуры, слышим страшный треск, звон разбитого стекла, тишина. Бежим в ту сторону… Наконец-то случилось что-то интересное – так и написано на лицах целой толпы, устремившейся поглазеть. По пути мальчики умудряются предложить: «Девушки, мы проводим вас до аварии?» Кто о чем. У машины стоит парень с разбитым носом, его попутчица рядом трясется. Таня спрашивает, есть ли жертвы, нужна ли помощь, те отнекиваются. Объясняют, что не сработали тормоза, машина влетела в фонарь. Подоспевший Леша помогает оттолкнуть машину от фонаря (в пьяном состоянии обретается богатырская сила), после чего Катя решительно оттаскивает героя, крикнув, что двигать машину с места преступления нельзя. Подскакивает откуда-то появившаяся полиция, мы плавно исчезаем, не желая всю ночь давать свидетельские показания.

Желание

Спустя еще пару ларьков Дон Жуан блюет на скамейке, оруженосец тактично хлопает хозяина по плечу. Антон, как свежий дембель, неуверенно марширует к очередному ларьку. Падающую звезду на небе из засыпающих и сонно плетущихся домой замечает только Катя. По-моему, я знаю, что она загадала.

Эпилог

Недавно созванивались. Ребята раскрутили Дон-Жуана – взяли такси на всю ночь, залезли на крышу и, размахивая грязной тряпкой вместо флага, рассекали на ско рости свыше 100 километров в час. Пожалели, что меня не было. А я пожалела, что ребята родились не в другом городе. Хотя дорогого стоит их стремление не растерять хоть какой-то человеческий облик в таких условиях – ничего, прорвутся.

В Сибирь ездила Кристина ГИЗАТУЛИНА


Tags: , , , , , ,

Comments are disabled