«Жанна Фриске – это секс», или Почему Бондарчук распродает свои рестораны

Сентябрь 16, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Избранные публикации "МТ", Культура / Шоу-бизнес.

«Снимать кино в России – нерентабельно и убыточно!» – твердят продюсеры и режиссеры, но продолжают заниматься кинопроизводством. И причем тратят на это дело отнюдь не маленькие деньги.

Продюсер Алексей Смирнов в киноиндустрии не новичок и о проблемах в кино знает не понаслышке. Сейчас Алексей занят продюсированием нового художественного фильма «Точка Док. Десять последних дней». Съемки начнутся в октябре. В прокат же картина выйдет не раньше мая 2011 года.

21321

– «Точка Док. Десять последних дней» – это комедийный «психоэмоушен», повествующий о трех журналистах, которые расследуют дело мэра. В течение всей картины они будут попадать в различные нелепые комедийные ситуации и с огромным трудом из них выбираться, – рассказал в интервью «МТ» Алексей.

Помимо яркого сюжета, зрителей будут ждать психоэмоциональные эффекты – эдакий «революционный стиль анимационной графики». Сидя в зрительном зале, мы то и дело будем наблюдать за монстрами и ползающими огурцами. Зрелище это обещает быть по-настоящему необычным. Ведь над спецэффектами в картине будет работать команда самого Тимура Бекмамбетова.
– На самом деле все это – смысловые галлюцинации главного героя. Мы его сделали заядлым курильщиком, которому постоянно колют экспериментальные вакцины, которые и вызывают эти галлюцинации. В конечном счете наш герой умирает от рака легких. Но у зрителей будет создаваться ощущение, что это их галлюцинации.

Кстати, о героях. Фильм порадует и актерским составом. В нем снимутся Иван Охлобыстин, Максим Мальцев, Жанна Фриске, Ольга Стростина и Наталья Варвина. По словам продюсера, роль Наташи изначально хотели отдать Глюкозе. За десять съемочных дней певице обещали 3 млн. рублей, это по 300 тысяч в день. Но отношения с ней у создателей фильма не сложились. Сколько заплатят Варвиной, Алексей умолчал, но отметил, что немного меньше, чем планировалось Глюкозе.
А вот чья кандидатура уж точно не обсуждалась, так это Жанны Фриске. То, ради чего ее взяли в картину, Алексей объясняет просто – «фильму нужен секс».

– Жанна Фриске – это секс. По крайней мере для 30 процентов зрителей. А фильм без секса – уже не фильм… Хотя здесь не только секс – взаимозачет у нас не полный, – отшутился продюсер.

Стать героем фильма еще можно

Шанс засветиться в фильме есть и у татарстанцев. С 24 сентября в нашем городе на базе Казанской киностудии стартует кастинг на роли второго плана, групповку и массовку. Создатели картины ищут ярких неординарных личностей.

– Мы снимаем типажный фильм. И наша цель – сделать так, чтобы каждый наш герой был необычным и интересным, чтобы зрители хотели всматриваться в эти типажи, изучать их, – говорит Алексей.

Несмотря на размах, бюджет фильма по современным меркам весьма скромный – всего 4 млн. долларов. По словам Алексея, эти деньги ему щедро подарили влиятельные друзья. На инвестиции рассчитывать не приходится – на кино в нашей стране тратиться не любят, вот и приходится выкручиваться самому. Алексей утверждает, что за последнее время в России «отбились» всего несколько картин. Среди них – «Каникулы строгого режима», «Любовь в большом городе-2», «Гитлер капут!» и «Яйца судьбы». Однако заработать на своей картине продюсер все-таки планирует. По его расчетам, окупаемость «Точки Док. Десять последних дней» составит 50 процентов, то есть 2 млн. американских «рублей».

– Самое сложное в кино – это инвестиции. Найти деньги для русского фильма почти что невозможно. Я хорошо знаком со многими известными режиссерами России… И знаю, что, например, Федор Бондарчук уже начал распродавать свои рестораны, чтобы рассчитаться за «Обитаемый остров. Схватка». Тот же Никита Михалков снял «Утомленные солнцем» и Правительство России помогало ему тем, что заставляло школьников идти на его фильм, как на очень важную и поучительную историческую картину. Все это происходит от того, что в нашей стране кинематограф вообще не развит и все рассчитывают исключительно на откаты, – говорит Алексей. – Я вообще считаю, что российским продюсерам пора ставить памятники и желательно при жизни. Потому что многие из них просто прогорают.

– Правительство, Министерство культуры тоже никак не помогают?
– Нет. Затевая этот фильм, мы оббегали пол-Москвы, обращались даже к Лужкову, но в поддержке нам отказали. Вообще, все, что происходит на правительственном уровне, это «футболинг». Притом, что в России есть масса социальных и культурных программ по поддержке отечественного кинематографа и молодежи. Единственное, что нам обещали власти, это информационную поддержку. Так как в фильм у нас антитабачный, мы легко смогли привлечь Министерство здравоохранения и Министерство культуры РФ. Благодаря ним какие-то деньги мы, конечно же, сэкономим.

А недавно, как известно, был создан специальный фонд, который выделил 50 млн. долларов на русское кино. Но эти деньги сразу же были расфасованы в три руки – их отдали Бекмамбетову, Бондарчуку и Михалкову. А инвестиции для фильма можно найти только с пятидесяти процентной поддержкой правительства. Без нее ты можешь взять деньги только в долг. То есть ни один инвестиционный фонд не даст деньги просто так, особенно если ты дебютируешь. Вот и получается, что продюсеру с деньгами кино снять легче, чем простому, но талантливому человеку.

– На какие средства снимается «Точка Док. Десять последних дней»?
– Деньги я нашел через друзей и коммерческие организации. Причем получил я их абсолютно безвозмездно. Потому что они знают – отбить фильм в нашей стране очень сложно. Чтобы это случилось, нужно снять максимально качественное кино, а качество – это опять же дополнительные затраты. Пока же все, что могут позволить себе российские кинематографисты, это разбить в эфире какой-нибудь «Москвич». Зато, заметьте, в американских фильмах уже давно летают «Хаммеры».

– Где учат продюсеров?
– Продюсеров нигде не учат. Все российские продюсеры – это просто талантливые и упертые люди. Мне кажется, что в нашей стране это профессия только-только начала зарождаться. Если вы захотите купить книгу о продюсировании, то я смогу назвать вам только две качественные книги на эту тему. Остальные – растекалово воды. Но в Москве есть одна частная школа. Она закрытая и туда очень трудно попасть, но продюсеров там учат хорошо.

– Алексей, когда вы решили заняться кино?
– Года два назад. До этого я работал судоводителем, журналистом… Но, поняв, что свободы слова в России нет и быть мятежником в нашей стране себе дороже, я обзавелся семьей и начал снимать кино. Так я несу в массы хоть какой-то позитив.

– Какой был ваш первый проект?
– Это был музыкальный и очень амбициозный проект, который назывался «Почти богатый и знаменитый». Идея проекта заключалась в том, чтобы за месяц заработать 1 млн. рублей. Мы хотели показать людям, что и с нулевым бюджетом можно чего-то добиться. Это был своего рода урок молодежи. Проект был показательный: каждый день через радио «Пилот» мы представляли отчет о проделанной работе. И за один месяц мы, как и планировали, заработали 1 млн. рублей. Тогда, собственно, я и понял, что не нужно ничего бояться и нужно снимать кино.

Алина ПЕЧЕРСКАЯ


Tags: , , , , , , , , , , ,

2 Responses to “«Жанна Фриске – это секс», или Почему Бондарчук распродает свои рестораны”

  1. Заводная Птица:

    Пусть Бондарчук все свои рестораны продает — не фиг всякую чушь снимать! :)

  2. Ильмир:

    Бондарчук на днях себе 15% акций одного московского банка купил… за 150 миллионов )