Underground Expedition (Казань)

Февраль 3, 2011 by i16.ru | Filed under 2011, Архив, Избранные публикации "МТ", Культура / Шоу-бизнес, Неформат.

Есть люди, кто не выносит сентиментальных песен про любовь, предпочитая что-то более жесткое, металлическое…. Корреспондент «МТ» побывала на репетиции казанской группы «Underground Expedition» и расспросила музыкантов о состоянии местной сцены и про жизнь металлистов.

метал казань

– Начнем со стандартного: с чего начинается ваша история?
– Днем рождения группы можно считать тот день, когда я предложил Саше создать команду, играющую треш. Это было более 2 лет назад. Мы долгое время не могли найти нужных музыкантов, они или не понимали, что нужно играть, или не попадали в ноты, как баба Люба после бодуна. А один вообще утащил мою флешку с нотами. После долгих поисков мы нашли сперва Азата, который занял место вокалиста-гитариста, а затем и басиста Ришата.

– Какие проблемы у металла в Казани?
– Во-первых, мало хороших, да и вообще любых площадок. Клубы, где играют металл, закрываются – там холодно, мало места. Нет толковых организаторов. Одна из площадок вообще не пускает металлистов после того, как на очередном концерте там все разнесли. К тому же это все и не столь выгодно. Еще одна проблема – плохой звук из-за отсутствия нужного оборудования. Поэтому в нашем городе концерты проходят реже, чем раньше.

– А как реагируют коллеги по работе: сильно ли мешает дресс-код?
– До недавнего времени они и не знали. В основном это люди,которые слушают то, что слышат по дороге на работу в автобусе, поэтому общих интересов у нас мало. Я работаю с клиентами, поэтому не могу носить цепи и прочую атрибутику, дабы не спугнуть их. Но когда работал в сотовой компании, мог носить, что хотел. А в целом, на работе не сильно кого волнует, чем я занимаюсь.

– Увлечение музыкой – это дорогое удовольствие?
– Мы арендуем базу в гаражном комплексе, тысячи две уходит в месяц, еще оборудование. Ну, всего тысяч 40 пока ушло. Иногда сдаем базу другим музыкантам, и сидим админами на репетициях. До кризиса моя гитара стоила 15 тысяч, сейчас больше. Барабаны нужно выкупить, еще печку на базу. Хватает, в общем.

– Как относитесь к сатанизму, много ли навешиваете на себя железа?
– Мы не сатанисты – это к блэк-металлу. Вот, например, вокалист одной такой группы перед каждым концертом зарывался в землю, а потом выкапывался и выходил на сцену весь в грязи с трупным гримом. Трудно встретить культурных металлистов в галстуках и смокингах, но все, что происходит на сцене и в зале – это не дебош, это самовыражение, энергия. Глаза мы не красим, а железные браслеты – кто в них сможет нормально сыграть? Это неудобно. Оптимально для треш-металла – черные джинсы, кроссовки, футболка с любимой группой и косуха.

– Что главное в треш-металле?
– Социальные тексты, драйв и сильный мужской вокал. Позитива мало: размышления об апокалипсисе и зле в мире. Манера исполнения важна.

– Не было желания рвануть в Москву – покорить столицу, страну?
– В Москве есть сильные команды, которые собирают народ на своих концертах. Мы не достигли такого уровня. Но в целом металл не популярен в России.

– Что нужно делать начинающей группе, чтобы прославиться?
– Выбрать другой стиль – более коммерческий, что мы делать не собираемся.

Материалы полосы подготовила
Кристина ГИЗАТУЛИНА


Tags:

Comments are disabled