Театр без интриг

Ноябрь 4, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Культура / Шоу-бизнес.

Наследство от фабриканта Алафузова

Театр без молодого поколения – как семья без детей. Рядом со старшими обязательно работают начинающие артисты. Преемственность актерского состава – это то, чем всегда был силен театр.

Сегодняшние собеседники «МТ» – актеры Казанского татарского государственного театра юного зрителя им. Габдуллы Кариева: народный артист РТ, заслуженный артист России Нуриахмет САФИН и его юная коллега Гульназ ЯКУПОВА.

Таланты на отшибе города

– Почти полвека в театре вы играли много разных характеров, судеб. Какую роль могли бы назвать особенной или важной?
– Я не думаю, что вам какой-то артист ответит на этот вопрос. Самые тяжелые роли – это те, которые больше выстраданы, в которых ты пропускаешь через себя очень много информации. Такие роли запоминаются больше всего. У меня есть своя формула: запоминается больше всего и любишь больше ту роль, которая сложнее дается. К примеру, шекспировский король Лир и роль Хади Такташа в «Угасших звездах».

– Скажите о свежем пополнении – есть таланты, яркие личности?
– Сейчас у нас очень большая группа молодых актеров, и есть очень талантливые. Если судьба будет благосклонна, в дальнейшем их ждет большое будущее. В труппу влились способные ребята и девушки, которых я очень ценю, которым беспредельно доверяю. Они отличаются от остальных бережным отношением друг к другу, всегда готовы прийти на помощь. Такой дружбе можно только позавидовать. Если выделить Гульназ, она за полтора года сыграла разнообразные по жанру и характеру роли в спектаклях «Галиябану», «Башмачки», «Умырзая», «Как стать миллионером», «Алмачуар». А такое не всем удается, особенно после училища. А какие у нас ребята: поют, танцуют, выделывают в спектаклях такие «па»!.. Сравниваю себя в их возрасте: оказывается, мы многое тогда не умели.

– А в труппе больше девушек или ребят?
– Наверное, ребят. Наши актрисы вносят свой вклад в демографический рост страны, причем очень активно – около десятка в декретном отпуске (смеется). Зато молодым актерам повезло: роли на них посыпались, как из рога изобилия – только успевай играть. Самое трудное в этом случае, чтобы они не повторялись, не было однообразия. Но некоторые актрисы приходят и играют свои роли, держат форму, не хотят оставаться в стороне от жизни театра.

– У вас есть династии?
– Думаю, что будут. Нам ведь только 24 года, а не 105, как камаловскому театру. Молодые мамы приводят на репетиции своих деток, и я наблюдаю за ними, как они с молоком матери уже впитывают дух театра: пляшут, поют, что-то изображают. Вот они, наши будущие актеры ТЮЗа! Есть и преемственность. После КГУКИ у нас работает Разиль Фахертдинов. Его брат Рушан после театрального училища тоже пришел в нашу труппу. А их третий брат поступил в училище. Три брата, и все актеры! Не сомневаюсь в том, что и маленькие дети актеров Камалеевых, Низамеевых, Калимуллиных, которые пока следят за тем, как работают их родители, тоже лет через 10 придут к нам новым пополнением. У кого-то рождается это желание с детства, а у некоторых – в одночасье.

– А как работается на отшибе города, да в таком старом здании?
– На голом энтузиазме. Как можно работать в здании, построенном 112 лет назад фабрикантом Алафузовым? Стены трещат по швам, рамы держатся на честном слове. В этом сезоне благодаря стараниям администрации театра вовремя дали тепло. Наше здание вошло в состав архитектурных ценностей во время подготовки к 1000-летию Казани. Мы мечтаем о новом доме, ведь существует проект современного здания по улице Островского, есть красивый макет. Но когда это будет? Почему все театры находятся в центре, а наш – на отшибе, куда нужно ехать на нескольких автобусах? Если этот театр для юного зрителя, он должен быть красивым, привлекательным и отвечающим всем требованиям как снаружи, так и внутри, и чтобы зрители с охотой его посещали. К сожалению, вот так мы и теряем своего зрителя. У нас нет автобуса, приспособленного для гастролей, как у других театров. Нет гаража, нет стоянки. Много чего нет… А только покрасив фасад и сделав косметический ремонт фойе нельзя притянуть зрителя.

Наш репертуар основан на школьной программе, спектакли воспитывают юного зрителя, учат добру и милосердию. Хотелось бы пожелать депутатам Госсовета, Минкульту РТ, чтобы они провели у нас выездное заседание. Чтобы своими глазами увидели каждый уголок театра, неустроенные гримерки в подвале, где не всем хватает места. Посмотрели, что творится за сценой, где нельзя шевельнуться, настолько там тесно. На днях мы вернулись из Тюмени, где нас очень тепло встретили. После окончания спектакля «Как стать миллионером» на сцену поднялся один из зрителей и сказал: «Вы наши миллионеры, потому что вы работаете для процветания нации». А такие слова для актера дороже всех похвал.

Каким будет театр: процветать или топтаться на одном месте? Если будут такие преемники, конечно, он будет идти вперед.

Сцена – лечебная зона

– Гульназ, а как тебе работается в театре?
– Мне очень легко работается, особенно с Нуриахмет абый. Я играю с ним во многих спектаклях, всегда чувствую поддержку и как коллеги, и как человека. С ним играется на одном дыхании. Он очень тактичный, боится обидеть человека. Если что-то нужно сказать, подойдет и поправит: «Кызым, не обижайся, это не замечание, а мое пожелание. А что если в этом месте ты вот так сыграешь, а здесь вот так?» И действительно, спектакль от этого только выигрывает. С первых шагов в театре ощущаем помощь старших – Халиды Сунгатуллиной, Фанавиля Галеева. Они охотно делятся своим накопленным опытом и никогда не отмахиваются от нас. Да и мы, молодые, стараемся вовремя подставить плечо. Хочу добавить и то, что в нашем коллективе нет никаких интриг, сплетен, поэтому здесь легко работается. Прошло полтора года, и я нисколько не жалею, что пришла в ТЮЗ.

– У тебя опять новая роль?
– Я с удовольствием играла в премьере спектакля «Умырзая», хотя роль разлучницы Зайтуны считается отрицательной. Но я выложилась на все сто процентов и была, видимо, убедительна. А как приятна была оценка моих однокурсников по училищу, которые на поклоне мне преподнесли букет роз. Я была тронута до слез от их внимания. Вообще, мне хочется играть характерные, отрицательные роли. Ведь в театре я играю во всех спектаклях, кроме Сэрвэр в «Угасших звездах». Хочется попробовать себя и в Шекспире, в Шиллере…

– А если тебе переманят в другой театр, где посулят большие деньги, роли?
– Мне этот вопрос уже задавали, и когда я ответила: «Нет!», мне сказали, что я ненормальная. Я не хочу ждать годами своей роли, быть в массовке. Здесь я востребована, и даже когда ухожу в отпуск, начинаю считать дни, когда же он закончится. Я скучаю по репетициям, актерам, театру… Как известно, век актрисы очень короток, а потом на пятки будут наступать другие. Нужно играть, пока есть возможность, но хотелось бы, чтобы эти роли запомнил и зритель. Жалко, что наши спектакли не снимает канал ТНВ и не показывает телезрителям. Ведь многие даже не знают о нашей труппе. А что будет через пять лет?

Время летит неумолимо быстро, придут другие героини, а хотелось бы запечатлеть что-то для истории театра, для себя.
Еще хотелось бы пожелать, чтобы наше здание было таким же красивым, светлым, как у наших коллег – камаловцев, тинчуринцев, и куда бы легко и быстро можно было доехать. Чтобы были созданы элементарные бытовые условия, хорошие просторные гримерки, а не такие как у нас – в подвале, где очень сыро. Поэтому, наверное, артисты часто болеют. Радует одно, что хоть в этом сезоне начали подавать тепло. Мы же на сцену выходили больные с высокой температурой, чтобы не подвести коллег.

– Для чего жертвовать?
– Наверное, есть за что. Ведь моя работа доставляет мне удовольствие. Недавно мы побывали на гастролях в Оренбурге, где у меня случился приступ аппендицита. Меня увезли в больницу, но я за два часа до спектакля пришла в театр и стала гримироваться. Меня все отговаривали, хотели выводить другой состав, но я отказалась. И как только вышла на сцену, забыла обо всех болячках. Сцена лечит от всех болезней, это лечебная зона для меня.

– У тебя есть свои фанаты-зрители?
– Фанаты – это, наверное, громко сказано. Но есть люди, которые часто приходят в театр, следят за нашим творчеством. Кстати, они меня и моих четверых однокурсников – Айназа Нургалиева, Рафила Галимуллина, Алмаза Гильмутдинова и Рушана Фахертдинова – нашли «ВКонтакте». Мы теперь часто общаемся с ними, обсуждаем спектакли, делимся впечатлениями.

– А что самое главное в творчестве?
– Главным в творчестве остается самый обычный человек со всеми его слабостями и пороками, с его конфликтами, страданиями и счастьем. Остается то, о чем всегда рассказывал театр: добро и зло, любовь и ненависть, власть и судьба.

Альфия ГАНЕЕВА


Tags: , , , , , , ,

Comments are disabled