Почему Павел Фахртдинов не любит шансон?

Июль 29, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Культура / Шоу-бизнес.

«Я делю авторов на два типа – это пылесос и колодец»

Почему Павел Фахртдинов не любит шансон?

Ни бард, ни шансонье, ни рокер – Павел Фахртдинов не любит клеить ярлыки на свои песни. Он просто пишет – от души и для людей. Несмотря на свои 28, он лауреат множества фестивалей, в том числе Грушинского и «Петербургский Аккорд».

Павел хоть родился и живет в Москве, но в столице Татарстана бывает часто. Недавно у него состоялся концерт в одном из казанских клубов. К тому же его песней – «Поезд идет до Казани» – открылся в нашем городе последний фестиваль «Сотворение мира». Вообще к Казани у молодого человека особое отношение – он наполовину татарин и хорошо знаком с местной культурой.

tn_7269

«МТ»-досье
Павел Фахртдинов. Родился 30 мая 1982 года в городе Электросталь Московской области. Является лауреатом XXX Грушинского фестиваля в номинации «Исполнители», а также IV международного фестиваля авторской песни «Петербургский аккорд-2002» в номинации «Исполнители-солисты». С 2001 года он постоянный участник фестиваля «Даждь».

Кстати, мало кому известно, но в детстве Павла в буквальном смысле заставляли заниматься музыкой. В одном из своих интервью он признался, что его было не затащить на занятия скрипкой – в музыкальную школу водили, что называется, из-под палки. Но все изменилось, когда музыкант пришел в мир авторской песни. Об этом и не только Павел рассказал в интервью «МТ».

– Меня многие спрашивают, есть ли в моей родне татары, ведь Фахртдинов – типично татарская фамилия. В переводе с арабского она значит «несущий свет», – с ходу начал Павел. – Действительно, все мои родственники по отцу – татары. К сожалению, сложилось так, что я с ними практически не общался и не общаюсь.

– То есть не сможете похвалиться знанием татарского языка?
– Не смогу. Понимаете, чтобы разговаривать или понимать тот или иной язык, нужно постоянно на нем говорить, общаться, внимать. У меня же, к сожалению, такой возможности особо никогда не было. В Москве, конечно, много татар, но большинство из них общаются на русском. Гуляя по Казани, я буквально заслушивался татарской речью. Чувствуется, что жители города любят свой родной язык и говорят на нем. И это прекрасно!

– Ваш отец Марат Фахртдинов – талантливый певец. Какое влияние он оказал на ваше становление как артиста?
– Хоть папа и не пишет стихов, а только исполняет, его влияние на меня было велико. Я вообще считаю, что развитие личности проходит в три стадии – это гены, родители и общество. И от этого никуда не уйти. За то, что мы имеем, мы всегда должны быть благодарны предкам.

– Нет желания внедрить в творчество татарские мотивы?
– Я думал об этом и пришел к выводу, что это было бы очень здорово. Причем мне хочется внедрить не только татарские мотивы, а вообще национальные. Но скажу сразу: включать в творчество татарские или какие-либо другие темы просто так я не собираюсь – для меня важно, чтобы это было к месту. Так что я буду только рад, если сочиню такую песню, где татарские мотивы будут логичны.

– С творчеством казанских музыкантов знакомы?
– В целом, да. Я в курсе того, что творится на музыкальном рынке вашего города. Но вот кто мне особенно нравится, так это Екатерина Болдырева. Она не просто превосходный музыкант, это человечище! Кстати, в последнее время я начал делить авторов на два типа – это пылесос и колодец. Авторы-пылесосы всасывают тематики и выбрасывают наружу уже готовые песни. Колодцы же, наоборот, копаются в себе, пишут о себе, о своем внутреннем мире. Я причисляю себя как раз к таким авторам.

– Значит, вот какая музыка вам нравится…
– Не только такая. Мои музыкальные предпочтения – это просто гигабайты, терабайты музыки. Я слушаю абсолютно все, что перечислять не имеет никакого смысла.

– Говорят, что классические, академические музыканты очень критичны в музыке?
– Да, так оно и есть, наверное. Если подумать, то мне, например, не нравится шансон. Считаю этот жанр самым плохим из имеющихся. Это ужасная музыка! Потому что ее мотивы изначально неискренние. Человек пишет, чтобы заработать денег, а не из желания творить. Существует еще огромное количество рок-групп, которые живут по такому же принципу, и это очень прискорбно.

– А то, что вас самого называют бардом, не обижает?
– Я научился не реагировать, точнее, относиться к этому спокойно. От того, что меня называют рокером или бардом, мое творчество не становится хуже или лучше. Но вот какая штука: барды меня за своего не считают, рокеры тоже не признают, и джазисты держат на стороне. То есть я как-то всегда вне жанровых групп, сам по себе. И сам себя я, между прочим, тоже ни к каким течениям и стилям не отношу. Главный критерий моей музыки – честность и искренность.
– Чем увлекаетесь, помимо музыки?
– Много чем. Меня интересует все – и кино, и театр. Но главное, конечно, музыка, авторство.

– Публика нашего города отличается от московской?
– Да. Первое, что приходит на ум, – москвичи избалованные. Я сам живу в Москве и хожу далеко не на все концерты. В Казани люди намного честнее, искреннее, воспринимают все по-другому. И это очень приятный факт.

– А не смущает, что молодежь сегодня предпочитает другую музыку и концерты проходят в полупустых залах?
– Конечно, хотелось бы, чтобы люди продолжали ходить на концерты, приобщались к искусству, но полупустые залы меня нисколько не смущают. Главное, чтобы те, кто пришел, остались довольны. И потом, я никогда не претендовал на тысячные аншлаги.

Алина Печерская


Tags: , , , , , , ,

Comments are disabled