У памяти нет срока давности

Январь 21, 2010 by i16.ru | Filed under 2010, Архив, Избранные публикации "МТ".

В Татарстане выпущено 26 томов книги «Память». Готовится к изданию дополнительный 27-й – в нем будет информация о погибших или пропавших со всех районов и городов республики.

Книгу «Память», несмотря на большие тиражи, видели далеко не все. Многие о ней до сих пор даже не знают. Между тем молодежь начинает интересоваться своими корнями: дедами, прадедами, прапрадедами…

В Интернете существует сайт www.kremnik.ru, где есть картотека погибших земляков и можно узнать судьбу пропавших во время войны татарстанцев. Сайт создан сотрудниками Музея-мемориала Великой Отечественной войны, что в Казанском кремле. Картотека отличается от центральной базы obd-memorial.ru, созданной Министерством обороны России.

Трудности перевода

– Дело в том, что центральная база, конечно, глобальна, но там, в донесениях с фронта, 80 процентов татарских имен и фамилий искажены до неузнаваемости, – рассказывает корреспонденту «МТ» директор музея-мемориала Михаил ЧЕРЕПАНОВ, – а что уж говорить о названиях районов и деревень. По этой причине в центральной базе многие и не могут найти данные о своих близких. К примеру: ищете Амирханова, а в компьютер занесен Американов. Иногда сотрудникам архива и в голову не приходит, что Валиев, Габдулвалиев и Абдулвалиев – три родных брата. Конечно, так никогда не найдете своего родственника. Для того и существует наша громаднейшая база и создан сайт, куда внесены определенные поправки. И если он Нуруллин, то фамилия пишется с двумя «л», как и положено писать. Теперь у нас в базе 427 тысяч персоналий, но половина из них без указания места гибели. При желании можно найти сведения о каждом втором, но не могилу, конечно, а место расположения полка или дивизии.
В нашем музее-мемориале создан городской клуб воинской славы, где по воскресеньям собираются студенты, школьники, желающие помочь в розыске пропавших без вести земляков. А таковых уже около 40 человек. С нами также активно сотрудничают отряд «Истина» средних школ №170 и №177 Ново-Савиновского района, гимназия №4 Приволжского района, а в школе №12 Вахитовского района мы создаем даже музей земляков-легионеров – участников антифашистского Сопротивления. Помогают и студенты истфака КГУ, Института экономики, управления и права.

Что касается музея ВОВ, то наша главная задача – рассказать правду о войне, заложить интерес к истории. К сожалению, разум тех, кто приходит впервые, полон заблуждений. Самый яркий пример коллективного заблуждения – подвиг Михаила Девятаева. Кто задумывался: за что ему было присвоено звание Героя Советского Союза? За то, что угнал из немецкого плена самолет?! А кто знает о том, что Девятаев угнал самолет с пультом управления ракетной установкой? Он доложил точное расположение ракет, которые после были уничтожены! А ведь эти ракеты уже были нацелены в сторону нашей армии. Об этом история молчала долгие годы…

Увековечить память…

Прошло столько лет, но пропавшие без вести в нашей стране до сих пор юридически не считаются погибшими. По российскому законодательству, по истечении пяти лет со дня окончания боевых действий, если нет никаких компрометирующих документов об этом человеке в спецслужбах: не предатель, не дезертир, не осужден военным трибуналом – человек юридически должен быть признан погибшим. А его семья должна пользоваться всеми положенными льготами. Я согласен с тем, что всех нельзя объявить погибшими. Есть такие, кто остался на Западе или нарушил присягу. Но их было очень мало.

В конце 1980-х годов, когда готовилась книга «Память», я передал в органы КГБ список из двух с половиной тысяч без вести пропавших уроженцев Аксубаевского района и попросил вычеркнуть тех, кто оказался предателем, чтобы не вносить их в книгу. Комитетчики взялись выяснять. Но после проверки оказалось, что предателем был только один из этого списка. И то нет стопроцентной гарантии.

К сожалению, вопрос о признании пропавших погибшими до сих пор ни на каком уровне не поднимался. А все потому, что приучили нас всего бояться. Родственникам таких солдат страшно было выяснять правду: а вдруг действительно не погиб? Начнутся проверки, допросы… Когда я об этом сказал на одном из собраний партии «Единая Россия» в Казани, то члены комиссии по достойной встрече 65-летия Победы меня поддержали. Кстати, в Туле, на учредительной конференции новой организации «Наша Победа» (см. прошлый номер «МТ») я тоже нашел понимание. Презумпция невиновности для миллионов наших сограждан у нас нарушена. Напомню, что в СССР 5 миллионов пропавших без вести военнослужащих. Работы сегодня – непочатый край. Об этом говорили еще в 1982 году, когда мы начинали процесс перезахоронения своих солдат. Нас ругали за то, что мы якобы вытаскиваем из могил останки, обвиняли в мародерстве. Но сейчас эту проблему признают на уровне всех государств, особенно в республиках бывшего СССР.

В Германии данной работой занималась общественная организация Немецкий Союз по уходу за воинскими могилами. Ее сторонники выясняли судьбы трех миллионов без вести пропавших по следам полков. И три миллиона солдат у них числятся не пропавшими без вести, а погибшими в конкретных местах.

Когда в 1989 году мы приступили к работе над книгой «Память», многие не верили, что туда попадет большинство погибших и пропавших без вести земляков. Считалось, что погибло 87 тысяч человек, призванных из Татарстана, а сегодня выяснилось, что их было 360 тысяч. Нужно было собирать все данные, а делать это до сих пор некому. А ведь семья военнослужащего имеет право именно на бесплатную информацию о судьбе погибшего на войне. У нас в Татарстане всю эту работу безвозмездно делают студенты, школьники и волонтеры. Благодаря им, спустя полвека останки многих тысяч солдат и офицеров похоронены по-людски. Теперь к могилам приезжают родные, чтобы почтить память о близком человеке. Умерли уже их матери, так и не узнав о судьбе сыновей, вышли замуж невесты, стали вдовами жены, выросли без отцов дети… Нет их вины в том, что числятся пропавшими. Они не успели написать на бумажке свою фамилию и место жительства, да не вложили эту записку в эбонитовый пенальчик – солдатский медальон.
В XX веке люди многое не знали о своих родственниках. И только сейчас, в XХI веке, в Интернете рассекретили полные списки всех потерь, и есть реальная возможность снова перепроверить свои данные.

Теперь в рамках нашего клуба я занимаюсь родоведением и генеалогией, учу ребят составлять семейные летописи. Поисковик – этот тот, кто начинает с выяснения судеб своих дедов и прадедов. Я говорю ребятам: «Выясни историю своей семьи, а потом помогай другим». Эта летопись затрагивает не только войну, но и репрессии… При желании можно добраться до пятого колена.

Живы назло врагам

К всеобщему удивлению, некоторые солдаты, вписанные в книгу «Память», оказались живыми. Это известие, конечно, и для нас было приятной неожиданностью. Когда готовился к выпуску 4-й том книги по Апастовскому району, выяснилось, что один из «погибших» живой и здравствует в родной деревне! Вся семья приехала в типографию и распаковывала тираж книги (7 тысяч экземпляров!), а он лично вычеркивал свою фамилию в числе погибших. Как выяснилось при разговоре, в бою его ранило и присыпало землей. Он потерял сознание, а когда похоронная команда начала снимать с него сапоги, очнулся. А другой ветеран из Арского района известие о собственной смерти воспринял с юмором. Съездил на «свою» могилу, где и сфотографировался с гармошкой.

Мы не забыли и о тех, кто вернулся домой живым и невредимым, выпустили книгу «Они вернулись с Победой!». Уже вышел 20-й том. Имена победителей также будут увековечены, они заслуживают нашей памяти.

Альфия ГАНЕЕВА


Tags: , , , , , , , , ,

Comments are disabled