Актуальное интервью: Стремиться к миру и благополучию

Сентябрь 30, 2004 by i16.ru | Filed under Архив.

Интервью Президента Республики Татарстан Минтимера Шаймиева для фильма «Мы не уйдем»

Салават Юзеев:
— В наше время в межнациональных конфликтах гибнут тысячи людей в разных частях планеты. А Татарстан называют островом стабильности. Вас, Минтимер Шарипович, называют политиком номер один в национальных вопросах. Скажите, в чем секрет этой земли? И дело только ли в правильном руководстве?

Минтимер Шаймиев:
— Действительно, если мыслить здраво, то мы все стремимся быть цивилизованными, значит, стремимся к миру и благополучию. Но, к сожалению, в современном мире мало что изменилось в сфере межнациональных, межконфессиональных отношений. И поэтому не так-то просто ответить на этот вопрос. Вроде, за эти века человечество стало более образованным, появились компьютеры, Интернет, через него для общения открывается мировое пространство, и, вроде, есть масса возможностей договориться обо всем. Но и при таких условиях эта проблема остается.
К счастью, нам в республике действительно удается держать стабильность. Я говорю «удается», потому что если бы я сказал, что это получается само собой, то это было бы необъективно. Безусловно, лидеры играют огромную роль. Но только в том случае, если им доверяет свой народ, народ, которому они служат. Мне кажется, что это — вопрос вопросов. Если у тебя нет доверия народа, то твой голос никогда не будет услышан. Важны решения не только по судьбоносным, но и по самым разным текущим вопросам. Доверие просто так не появляется.
А для того, чтобы было доверие, мы, руководители, должны обладать, прежде всего, терпимостью. Я всегда исхожу из такого постулата. Кто бы у нас в республике ни жил, ни работал, хороший он или плохой, с моей точки зрения или с точки зрения других, – это наши люди. Нам ведь никого с Луны не подбрасывали. Как мы можем не считаться с фактом, что Татарстан — это родная земля не только для татар, но и для остальных народов, проживающих на этой земле. Какое мы имеем право упрекать человека в том, что он родился здесь, а не где-нибудь в другой республике или области. Такую мысль нельзя даже допускать. Если его предки и не жили на этой земле, но, если он здесь родился, то для него это его родина. Кто имеет право лишить меня или вас этого родного кусочка земли? Поэтому в каждом из нас должна быть терпимость, и исходить она должна с понимания того, что все, кто живет здесь, – наши люди.
Хочется отметить еще один важный фактор: ни в коем случае нельзя поддаваться на провокации. В многонациональном регионе опасность обострения ситуации потенциально существует всегда. Мы все живем рядом и ежеминутно, ежечасно соприкасаемся друг с другом либо по работе, либо на бытовом уровне. И при какой-либо ситуации именно национальные чувства могут обостриться.
Конфуций сказал: не дай вам Бог жить в эпоху перемен. А нам, видимо, было суждено жить в эпоху коренных перемен в мире и в стране. Именно в такой период находятся люди, занимающиеся провокациями. Это очень опасно. Иногда такие люди обращаются к народу с привлекательными идеями, призывами, пытаются убедить в том, что только они больше всего болеют за свой народ. И что интересно: в такой ситуации, как правило, своим народом они считают нацию, к которой принадлежат. А остальные национальности их вообще не волнуют. К счастью, мы отстояли принцип многонациональной и многоконфессиональной республики и этим обязаны дорожить. Когда постепенно создались условия для начала духовного возрождения народов, мы постарались направить естественные устремления людей на созидание.
А если бы нам все эти годы пришлось заниматься урегулированием межнациональных отношений? Самый идеальный вариант, я считаю, это тогда, когда люди при общении мало задумываются, какой они национальности, какой веры, но при этом остаются самими собой, гордятся своим происхождением, чтят свою веру.
В начале перестроечных лет перемены начались с гласности, и люди заговорили буквально обо всем. Помните, «гласность» стала даже международным термином. В такой момент, конечно, национальное самосознание, особенно у татар, пробудилось. На вопрос о происхождении татарского народа мы для себя не находили ответ. Цензура еще со времен царской России в этом отношении хорошо поработала. Да и в советское время изучение истории татарского народа особо не одобрялось. Поэтому только память поколений оказалась живучей и сыграла огромную роль в возрождении национальных ценностей. Хотя и минуло столько лет, но в сознании наших людей жило стремление быть тем, кто ты есть. И эта память переросла во всеобщее желание возродить свои традиции. В те годы в Казани осталась одна, и та неполная, школа, где обучение шло на татарском языке. Одна школа на миллионный город! Это же не чья-то выдумка, это — всем известный факт. Почему народ не должен был возмущаться им? Люди не хотели терять родной язык и культуру. Надо было находить ответы на болезненные проблемы. Мы целенаправленно занялись возрождением традиций, языка, культуры, это был оправданный шаг. Мы очень благодарны русскому народу и людям других национальностей, которые в абсолютном большинстве очень терпимо отнеслись к этому и во многом с пониманием восприняли стремление татар вновь обрести себя. Мы обратились к ним по-доброму, и они поняли нас. Я им вечно благодарен за такое понимание. Я считаю, что это дорогого стоит. В то же время татары как бы повлияли и на их самосознание, они тоже стали задумываться.
Принятие Декларации о государственном суверенитете, учреждение института президентства, создание иных структур государственной власти и ряд других решений легли на удобренную почву. Мы старались все успеть, несмотря на то, что это кому-то не нравится, нас до сих пор пытаются в чем-то обвинить. Это те люди, которые не живут интересами всей России, не думают о ее благополучии. Прежде чем обвинять, надо объективно оценить шаги, предпринятые нами, и понять, что таким образом мы избежали конфликтов.
В условиях федеративного развития России должны быть созданы соответствующие условия для возрождения всех наций. Это очень важно понять всем и идти по этому пути. Сейчас много говорят о централизации власти, подозревают в этом и нынешнего Президента РФ Владимира Путина. Но ему надо проводить реформы и вывести на этот путь все общество. Оно не может оставаться в неопределенности. Да, через эти издержки мы должны встать на путь нормального федеративного развития. Тогда мы, в Татарстане, будем развиваться не только через развитие нашей экономики и решение социальных проблем, но можем добиться серьезных результатов и в части возрождения духовности и нравственности. Мы многого добьемся. Я в этом просто уверен. А в условиях демократического развития другого быть не может.
Я с оптимизмом смотрю в будущее, ибо нам удается обеспечивать согласие между народами, которые проживают в нашей республике. А главное, у нас уже есть определенный опыт, который укрепил мир в республике, мы познали цену дружбы за эти годы. В людях появилась уверенность и вера в будущее. Это же прекрасно! Мы все прочувствовали цену этого вопроса.

Искандер Гилязов:
— Минтимер Шарипович, на Ваш взгляд, что объединяет народы, которые сегодня живут в Татарстане?

Минтимер Шаймиев:
— Взаимопонимание между этими народами, наверное, сложилось не годами, а веками. Надо способствовать дальнейшему сближению людей. Никто не должен забывать, что мы республика многонациональная. Создавая возможности для развития языков, поддерживая национальное самосознание, мы обеспечиваем условия для того, чтобы человек сам сделал свой выбор и не в ущерб кому-либо.
Сегодня осуществляется административная реформа в Российской Федерации. Как можно было в этой ситуации не найти места в правительстве для министра по национальным вопросам? Неужели в России не существует этой проблемы? Ведь Россия — многонациональная страна! Федеральным министром по национальным вопросам был Владимир Зорин, теперь его не стало, как будто министра нет, и проблема исчезла. Но проблема остается. Чисто материальная обеспеченность не решает всех вопросов, особенно касающихся духовных ценностей. Это показывает опыт цивилизованных стран. У каждого народа есть свои проблемы, они должны находить свое решение. Сейчас в парламенте России нет палаты национальностей. При Верховном Совете СССР и Верховном Совете России она была, хотя и в декоративной форме. А сейчас, если даже российские республики все вместе соберут голоса, они не преодолеют ни одну законодательную норму даже простым большинством. Они в меньшинстве, но от этого национальности в стране не исчезают. Нельзя прятать голову в песок, надо смотреть на эти проблемы открытыми глазами, чтобы не заводить их в тупик.

Салават Юзеев:
— Минтимер Шарипович, возвращаясь к концу 80-х — началу 90-х годов, вспомним, что тогда по всей территории бывшего Советского Союза вспыхнула волна межрелигиозных конфликтов. Это и Ферганская долина, и Карабах, Приднестровье. И здесь, в Татарстане, возникло напряжение. Люди собирались на митинги, скандировали даже такие лозунги: «Шаймиева в отставку». Что Вы чувствовали в этот момент? Может быть, было и чувство обиды?

Минтимер Шаймиев:
— Президент — тоже человек. Безусловно, обижаешься, но обижаешься внутри себя и не более. Каждый, кто идет во власть, должен хотя бы элементарно представить то, с чем ему придется столкнуться. Я считаю, что это самопожертвование, но это добровольное самопожертвование. Я знаю, что мне многое не позволено, я должен соблюдать определенные должностные правила — это мои обязанности. Не нужно упрощать и списывать все только на то, что Президент тоже человек. Коли ты решился на это, ты — жертва своих желаний, и не нужно жаловаться, что тебя критикуют, как бы ни работал. А если не осознаешь этого, то это, прежде всего, твоя вина, которая граничит с безнравственностью по отношению к избирателям. К сожалению, много было таких ошибок во многих регионах Российской Федерации. Человек должен быть достаточно зрелым для управления государством. У меня есть свое твердое убеждение в этом вопросе. Я формулирую его так: «Не любишь людей — не ходи во власть». Какой бы властью, большой или малой, человек ни обладал, если он взялся руководить — он должен любить людей такими, какие они есть. Можешь их сделать лучше — делай. По-другому не должно быть. Такова жизнь.
Хотел бы обратить внимание на то, что надо быть очень осмотрительным. Даже сейчас, когда в российском обществе в какой-то степени установилась определенная стабилизация, появляется очень много провокаторов. Понятно, что им платят специально, чтобы дестабилизировали обстановку в обществе. Обычно это чья-то запланированная политика. Если их деятельность направлена на дестабилизацию обстановки, то под какой бы эгидой они ни работали, лично я непримирим к таким людям. А сколько времени занимается провокацией Жириновский? Сейчас появился Дмитрий Рогозин — политик национал-шовинистского толка. Их лозунги, может быть, и нравятся какой-то части населения России, но это граничит с преступлением, я не побоюсь этого слова. Недавно я читал интервью с Рогозиным на страницах «Независимой газеты». В угаре национал-шовинизма и популизма он договорился до того, что предлагает все народы, живущие в России, назвать русскими. У меня возник вопрос: а хотят ли русские того, чтобы всех называли русскими? Я позвонил Рогозину и сказал об этом. Я ему привел еще другой факт – когда он участвовал в теледебатах, назвал цифры, проценты, сколько и какие национальности проживают в Татарстане, Башкортостане. Ни одна цифра не была близкой к достоверной. А для большей части людей, далеких от этих проблем и не разбирающихся в этом вопросе, он становится привлекательным. Я считаю, что мы должны давать отпор таким выходкам. Разве я не должен говорить нашим избирателям, что таким партиям не место в Татарстане? Будем говорить правду, я не думаю, что многие поддержат их на выборах. И я обязан говорить об этом. Потому что люди доверяют мне, моей позиции, для этого они меня и избрали. Я должен информировать их о том, что происходит в политической жизни страны, с какими партиями и движениями мы имеем дело. Помните, Жириновский в свое время высказал, что некоторые народы надо гнать из страны. И теперь как ни старается, не может получить голосов в Татарстане. Каждый раз, улучив момент, подходит ко мне, пытается оправдаться, но уже не получается. Высказанное однажды слово уже обратно не вернешь. То же самое ждет и остальных, подобных ему. Не получив желанных голосов, они пытаются преподносить это так, как будто в Татарстане не дают возможности реализоваться той или иной партии. Не от меня же это зависит. Сам народ не воспринимает их и никогда не воспримет. Потому что мы слишком дорожим той дружбой, той стабильностью, которая есть в Татарстане. Я думаю, чем больше провокационных высказываний, тем сильнее мы должны сплачиваться. Убежден, что они никогда не будут доминировать у нас, да и нельзя этого позволить. И мы сделаем это только цивилизованным путем: терпеливо разъясняя нашим избирателям, кто есть кто.

Искандер Гилязов:
— Минтимер Шарипович, как Вы относитесь к развитию и росту национального самосознания?

Минтимер Шаймиев:
— Рост национального самосознания зависит не только от одного Президента Татарстана. Это уже ход самой истории и результат создавшихся условий в обществе. Но я очень хотел бы, чтобы развитие национального самосознания не приобретало крайние формы.
Мы с огромным уважением относимся к русским, действительно, во многом учимся у них. Совместное житье-бытье приносит пользу для обоих народов. Мы знаем цену дружбы. Безнравственно выбирать предметом политики сферу взаимоотношений между людьми и народами, тем более их дружбу, проверенную веками. Это — очень тонкая материя, и не нужно дотрагиваться до нее грязными руками. Это – территория души, самых сокровенных чувств человека. Если некоторые люди хотят стать популярными, вторгаясь в нее, значит, у них не хватает ни ума, ни сил для нормальной самореализации, служащей созиданию российского общества. Я бы не советовал кому бы то ни было разыгрывать именно эту карту.

 


Tags: , , , , , , , , ,

Comments are disabled